Шифровка.

Шифровка.

Однажды,  командиру  соединения  пришла  шифровка  из  Главного  управления  транспорта  и  тыла  Советской  Армии.  
В  документе,  обращалось  внимание  командования  части  на  необоснованное  повышение  цен,  при  продаже  местному  населению  бытовых  отходов,  недопустимую  расточительность  службы  тыла  соединения,  в  плане  нерачительного  использования  бытовых  отходов  и  мусора,  а  также  отсутствие  единого  порядка  учёта  и  контроля,  при  сборе  утилизации  и  сбыте  указанных  материальных  ресурсов.
Требовалось,    в  кратчайшие  сроки,  указанные  нарушения  устранить,  и  этой  же  “депешей”  были  установлены  пути    и  способы  реализации...
Вышестоящей  инстанцией  предлагалось,  мусор  разделить  на  категории,  на  каждую  категорию  мусора  установить  твёрдые  расценки,  а  деньги  от  продажи  –  оприходовать  по  “Виду  один”.
Командир  соединения,  для  доклада  по  такому  вопросу,  вызвал  к  себе  начальника  тыла  –  генерала  Мурадиева.  Это  был  опытный  тыловик,  прошедший  путь  от  простого  “военного  Вора”  с  высшим  образованием,  до  самых  тыловых  высот.  Мимо  его  внимания  не  могла  проскочить,  не  будучи  прибранной  к  рукам,  материальная  ценность,  представляющая  в  первую  очередь  личный  интерес,  выраженный  в  денежном  эквиваленте,  а  что  не  вызывало  интереса,  то  конечно  же  учитывалось  и  притом,  обязательно.
Случай  оказался  редкий,  прямо  скажем  –  небывалый.  
Мурадиев,  слыхом  не  слыхал  о  продаже  мусора  его  ведомством  кому  бы  то  ни  было.  Поэтому  наличие  такого  прецендента,  отрицал  в  категоричной  форме,  ссылаясь  на  ошибку  и  неразбериху  в  Московских  штабах,  а  возможно  и  на  перекрученную  или  искажённую  информацию,  полученную  тамошними  чиновниками  военного  ведомства  с  расстояния  в  четыре  тысячи  километров.
Но  Командир,  укоризненно  постукивая  пальцем  по  бланку  шифровки,  настаивал  на  том,  что  дыма  без  огня  не  бывает,  а  шифровка  из  вышестоящей  инстанции,  дело  нешуточное.  Тем  более,  что  об  исполнении  требуется  доложить  в  установленный  срок.
Простой  опрос  офицеров  тыла  положительных  результатов  не  дал.  Да  и  в  подчинённых  частях,  никто    полезной  информацией  не  располагали.  Задача  казалась  не  решаемой,  а  время  для  доклада  неумолимо  приближалось.
К  делу  был  подключён  следственный  отдел  местного  районного  отдела  Комитета  Государственной  Безопасности  СССР.
Следует  сказать,  что  процесс  избавления  от  бытового  мусора  в  городе  Приозёрске  представлял  процедуру  сложную,  довольно  запутанную  и  прямо  скажем  –  непредсказуемую.
Начиная  с  самого  основания  города,  единой  и  однозначной  процедуры  командованием  соединения,  да  и  формально  существовавшей  в  городе  местной  властью,  установлено  не  было.  Но  предписывалось,  мусор  накапливать  в  квартирах.  Выбросить  его  было  просто  некуда,  за  порядком  на  улице  следил  круглосуточный  комендатский  патруль,  да  и  соседи  запросто  могли  “стукануть”  куда  надо,  друг  на  дружку.
Обычно  раз  в  два  или  три  дня  во  дворы,  непрерывно  “би-би-бкая”,  заезжал  военный  грузовик  сурового  и  даже  опасного  вида,  за  которым  с  вёдрами,  бачками  или  мешками  (целлофановые  кульки  тогда  были  в  дефиците)  бежали  ошалевшие  от  такого  события  офицеры  или  члены  их  семей.  Возле  грузовика  выстраивалась  длинная  очередь,  и  два,  а  то  и  три  чумного  вида  бойца,  принимали  в  кузов  бытовые  отходы.  
В  состав  бытовых  отходов  входили  не  только  пищевые  отбросы,  но  и  хромовые  сапоги,  шинели,  элементы  военного  снаряжения,  детская,  женская  и  другая  поношенная  одежда,  да  и  предметы  домашнего  обихода,  потерявшие  привлекательность  и  интерес  для  их  собственников.  
Потом,  при  выезде  из  города,  эти  машины  собирались  в  колонну,  и  под  руководством  старшего  колонны  (предполагалось,  что  им  должен  быть  офицер)  направлялась  для  разгрузки  на  мусорный  полигон,  который  располагался  возле  посёлка  ж.д.  станции  Сары  Шаган.
Всё  так  и  происходило,  начиная  с  далёкого  1957  года,  за  исключением  того,  что  из  стройной  системы  выпало  одно  звено.  
Проведённые  районным  отделом  КГБ  следственные  действия,  вскрыли  неутешительную  картину.  
Оказывается,  колонну  уже  много  лет  подряд  возглавляли  не  офицеры  из  полка  обеспечения,  а  сержанты  срочной  службы.
По  сложившейся  традиции,  разгрузка  мусора  происходила  только  после  того,  как  старший  колонны  получал  деньги  от  представителей  мирного  населения  посёлка  Сары  Шаган  (граждан  казахской  национальности),  для  которых  сбор,  переработка  бытовых  отходов  стала  семейным  бизнесом,  и  только  немногие  семьи  посёлка  имели  монопольное  право  на  такое  занятие,  остальные  просто  не  допускались.  Дело  это  было  прибыльное,  так  как  в  период  всеобщего  дефицита,  худо  -  бедно  обеспечивало  одеждой  жителей  близлежащих  ж.д.  станций:  Моинты,  Жарык,  Кашкин  Тениз  и  даже  Чу,  а  также  жителей  глубинки  –  кочевников.  
Следствие  также  установило,  что  все  эти  годы  цена  за  машину  мусора  не  превышала  трёх  рублей.  
Но  в  связи  с  начавшейся  в  стране  перестройкой,  начались  и  процессы,  повлекшие  за  собой  удешевление  этих  самих  рублей.  Поэтому,  в  какой-то  момент,  один  из  сержантов,  единолично  принял  решение  о  повышении  расценок  до  5  ти  рублей  за  машину,  и  это  решение  стало  причиной  событий,  повлекшей  разрушение  установившегося  уклада  для  многих  и  многих  людей.  
Следует  сказать,  что  местные,  о  предстоящем  повышении  цен  были  уведомлены  заранее,  но  новых  условий  не  приняли  и  поэтому  в  час  “Ч”,  назначенные  деньги  выложить  отказались.  
Сержант  же  тоже  оказался  человеком  слова,  и  не  получив  вновь  установленную  сумму,  увёл  колонну  за  охраняемую  территорию  и  где  то  там  её  разгрузил.
Бизнес  терпел  убытки.  Поэтому  на  следующий  день,  противная  сторона  позорно  капитулировала  и  согласилась  на  новые  условия.
Но  как  оказалось,  большие  деньги  не  принесли  ожидаемого  финансового  успеха  для  предприятия.
Аборигены  пожаловались  главе  своего  клана  или  старшему  Джуза.  
Указанное  уважаемое  лицо  имело  непосредственную  возможность  решать  любые  вопросы  в  ЦК  Компартии  Казахстана.  
Жалоба  из  ЦК  КП  Казахстана  была  направлена  в  ЦК  КПСС,  ну  а  дальнейший  ход  событий  не  требует  комментариев.
И  как  следствие:
1.  Для  жителей  города  Приозерска  в  каждом  дворе  были  оборудованы  постоянно  действующие  места  для  сбора  бытовых  отходов.  Которые,  в  последствии,  стали  источником  неприятных  запахов  и  беспорядка,  в  когда  -  то  ухоженных  дворах,  и  притоном  для  бездомных  собак.  
Все  жители  славного  города  хоть  и  были  избавлены  от  необходимости  стойко  переносить  все  тяготы  и  лишения  воинской  службы,  но  одновременно  была  исключена  возможность  дождаться  ещё  одного  радостного  события  в  жизни  –  приезда  машины  для  сбора  мусора..
2.  Мусорная  свалка  была  переведена  на  охраняемую  территорию  части  и  солдаты  срочной  службы,  по  долгу  службы  исполнявшие  обязанности  мусорщиков,  перестали  получать  дармовые  деньги.  
3.  Жители  Сары  Шагана  потеряли  бизнес  и  постоянный  источник  доходов.
4.  Аборигены  целого  ареала,  лишились  возможности  быть  приобщёнными  к  пользованию  остатками  роскоши,  представителей  “высокоразвитой  цивилизации”.
И  всё  это,  из-за  одного  жадного  Сержанта  срочной  службы  полка  обеспечения.
©В.  Небайдужий.
1989год  Приозерск  (Сары  Шаган).
Из  пережитого.

адреса: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=920527
Рубрика: Лирика любви
дата надходження 26.07.2021
автор: Небайдужий