Восьмое августа (часть 2)

Восьмое  августа  (часть  2)

Рай

Наконец  я  догнал  Женю  и  стараясь  не  отставать  от  него  и  два  “дятла-путешественника”  на  краю  огромнейшего  отвесного  каньона  смогли  в  темноте  отыскать  путь  в  Коровий  грот.  Там  уже  были  дрова,  и  мы  закипятили  чай.  Время  было  к  24  часам  ночи  и  через  несколько  минут  наступал  День  моего  Рождения.  Мы  сидели,  глядя  на  огромное  звездное  небо  и  пили  чай  с  можжевеловыми  веточками  как  ежик  в  тумане  с  медвежонком  из  одноименного  мультика.  Это  было  очень  трогательно.  Вдруг  зазвонил  мобильный  телефон.  Обычно  в  этом  месте  Каньона  нет  мобильного  приема,  но  опустившаяся  ночная  остывшая  ионосфера  неожиданно  обеспечила  короткий  прием  мобильного  сигнала.  Это  звонила  жена.  Она  поздравила  меня  с  наступившим  Днем  Рождения  и  была  рада,  что  я  еще  не  свернул  себе  шею  в  ночных  горах  с  таким  непредсказуемым  компаньоном.  Больше  в  этот  день  никто  не  мог  ко  мне  дозвониться,  а  телефон  вскоре  разрядился.
В  наступившей  ночной  тишине  Женя  растрогался  и  решил  мне  сообщить  о  том,  что  имел  трансцедентальный  опыт.  Женя  и  раньше  курил  всякую  дрянь  поэтому  услышанное  не  предвещало  мне  ничего  хорошего  в  пути.  И  как  потом  оказалось  я  не  ошибся.  Но  все  это  будет  после.
А  сейчас  мы,  попив  чай  и  подкрепившись,  бодро  зашагали  по  ночной  горной  тропинке  в  сторону  горного  массива  Бойко,  где  как  мы  оба  знали  находилась  одна  из  баз  НЛО  которую  в  20-х  годах  всё-таки  нашли  специально  отправленные  туда  сотрудники  ЧК  Барченко  и  Бокий.  
Женя  уже  неоднократно  гулял  там  ранее  без  меня  и  видел,  как  в  открывающуюся  неожиданно  гору  залетают  НЛО.  Подойти  ближе  Жене  мешали  каждый  раз  неизвестно  откуда  возникающие  “зелёные  человечки”  в  военной  форме.
 Подходя  к  туристической  стоянке  массива  Бойко,  мы  заметили  еще  не  спящий  целый  палаточный  городок,  состоящий  исключительно  из  молодых  спортивно-подтянутых  женщин  и  девушек,  легко  возбудимых  на  горном  освежающе-бодрящем  воздухе  переполненном  цветочными  афродизиаками.
Что  в  таких  случаях  бывает  Вы  поймете,  прочитав  мою  предыдущую  книгу  “Легенды  Воздухофлотского  проспекта”.  В  общем  я  не  помню,  чтобы  мы  везли  домой  хоть  что-нибудь  из  купленного  ранее  в  Симферопольской  привокзальной  аптеке…  Выжить  нам  помогло  то,  что  Женя  курил  всякую  дрянь,  а  я  в  молодости  несколько  лет  занимался  в  спортивном  техникуме  в  Донецке  у  лучшего  мастера  У-шу…  Изрядно  потрепанные  и  уже  прошедшие  через  многочисленный  мусульманский  рай  для  правоверных  с  его  фуриями,  мы  понимали,  что  честно  его  заслужили  всей  предыдущей  своей  жизнью.  Впереди  нас  ждали  неизвестные  “энелятки”.
Толи  от  только,  что  пережитого,  или  от  неизвестного  нам  вида  излучения,  но  возле  массива  Бойко  нам  обоим  благополучно  “снесло  крышу”  и  мы  стали  ходить  вокруг  “всемирной  горы  Меру”  по  кругу.  После  третьего  круга  я  сдался  и  предложил  Жене  изменить  наш  маршрут.  Женя  согласился.  Мы  договорились,  что  каждый  из  нас  пойдет  по  жизни  своей  дорогой:  Женя  –  в  ближайшую  деревню  за  крупами,  а  я  поднимусь  для  отдыха  в  гостинице  на  горе  Ай-Петри.  Мы  договорились,  что  встретимся  через  полтора  суток  в  месте,  обозначенном  нами  на  карте.  

День  Рождения  

Я  шел  вдоль  горной  речки,  на  берегу  которой  меня  продолжали  встречать  остатки  голых  одиноких  женщин.  От  “переедания”  я  уже  не  обращал  на  них  никакого  внимания  и  приготовился  к  долгому  и  затяжному  подъёму  на  Большую  гряду.  Подъем  был  действительно  тяжелым.  В  рюкзаке  у  меня  болтался  28-кратный  морской  бинокль,  предварительно  одолженный  мной  у  того  самого  родственника  для  экспедиции.  Бинокль  при  такой  кратности  приближался  к  стереотрубе,  очень  сильно  дрожал  от  тремора  рук  и  позволял  что-нибудь  в  него  разглядеть  при  таком  гигантском  приближении  только  упершись  намертво  руками  во  что-нибудь.  В  общем  самая  розовая  моя  мечта  во  время  подъёма  была  выкинуть  этот  злосчастный  дорогущий  бинокль,  но  я  не  был  уверен,  что  потом  смогу  в  Киеве  найти  и  купить  родственнику  такой  же.
И  вот  я  уже  на  вершине  горы  и  бодро  топаю  в  сторону  павильонов  у  канатной  дороги.  На  входе  в  палаточно-павильйонный  городок  у  шлагбаума,  какой-то  паренек  спросил  у  меня  чего  я  желаю  и  посоветовал  мне  искать  это  в  шестом  павильоне.  
Я  подошел  к  шестому  павильону  и  мне  на  встречу  вынесли  чай  с  солеными  орешками.  Я  возмутился  так,  как  мне  было  обещано,  что  чай  будет  с  курагой.  На  шум  вышел  удивленный  хозяин  соседнего  павильона  и  спросил  у  меня  чем  я  недоволен.  Я  сказал,  что  меня  обманули  и  я  не  буду  пить  у  соседей  чай.  Хозяин  спросил  в  чем  дело.  Я  ответил,  что  желаю  чай  с  курагой.  Хозяин  снова  удивился  и  спросил  почему  именно  с  курагой.  Я  ответил,  что  у  меня  в  этот  день  мой  День  Рождения  и  желаю  себе  этот  скромный  подарок  за  свои  деньги.  Хозяин  попросил  показать  паспорт.  Я  предъявил.  После  этого  хозяин  попросил  меня  минутку  подождать  на  входе  в  павильон.  Через  минуту  появился  хозяин  с  бокалом  хорошего  вина  в  руке.  Я  предупредил,  что  не  заказывал.  На  что  хозяин  ответил,  что  это  имениннику  в  честь  Дня  Рождения  за  счет  заведения.  После  выпитого  решили  повторить.  После  третьего  бокала  натощак  я  уже  был  готов  не  только  поесть  в  этом  заведении,  но  и  переночевать  в  его  гостинице  на  втором  этаже.  Из-за  сильного  обезвоживания  и  потери  калорий  на  подъёме  я  заказал  у  хозяина  лагман.  Мне  подали  миску  с  большим  плавающим  там  маслом.  Доев  до  дна,  я  попросил  подать  мне  добавку,  но  без  кости  с  мясом.  В  принесенной  снова  тарелке  также  плавал  масел.  В  конце  концов  мне  удалость  объяснить  хозяину,  что  это  никак  не  отразится  на  стоимости  налитой  порции,  но  следующие  порции  пусть  подадут  уже  без  мяса.  Так  я  съел  ещё  четыре  порции.  Подали  чай,  но,  как  и  ожидалось  без  кураги.  Ее  попросту  вообще  не  было  на  плато.  Помню,  что  я  ободренный  ударенным  в  голову  вином  бормотал  что-то  о  дешевизне  данного  заведения,  что  в  нем  нету  даже  кураги…
Сытый  и  усталый  я  поднялся  на  верх,  заставил  себя  постираться  в  умывальнике  и  мгновенно  уснул.
Утром  следующего  дня  я  побрился  и  спустился  вниз  к  завтраку.  Хозяин,  увидев  меня,  извинился  и  подал  чай  с  курагой.  
Ночью  хозяева  специально  съездили  с  Большой  гряды  в  Бахчисарай  за  курагой.    Я  был  очень  тронут  татарским  приемом  и  чуть  не  расплакался  от  такого  внимания.  
Случившееся  мне  напомнило  похожий  случай,  произошедший  со  мной  во  время  служебной  командировки  в  гостинице  “Ксения”.  Я  позвонил  на  рецепшен  из  номера  и  осведомился  есть  ли  на  кухне  черешня.  Мне  ответили,  что  есть.  Тогда  я  заказал  несколько  килограмм  черешни  в  номер.  На  другом  конце  провода  извинились  и  сообщили,  что  она  у  них  в  количестве  только  для  тортов.  Я  зло  выругался  в  трубку  и  сказал,  что  больше  никогда  не  приеду  в  такую  дешёвую  гостиницу.  По  жизни  я  парень  не  злопамятный:  делаю  зло  и  сразу  же  забываю.  Поэтому  после  случившегося  я  спокойно  отправился  в  душ  мыться.
Мои  плескания  нарушил  осторожный  стук  в  дверь.  Я  обернулся  полотенцем  и  открыл  входную  дверь  в  номер.  На  пороге  стоял  извиняющийся  стюарт  с  огромным  подносом  черешни.  Он  извинился,  что  ее  стоимость  на  какую-то  малость  отличается  от  установленной  на  базаре  Каменецк-Подольска.  Я  был  очень  растроган.  А  через  год,  как  обычно  желая  мне  подвесить  коррупцию  Контрольно-ревизионный  департамент  пытался  мне  пришить  перерасход  государственных  денег  в  дорогой  гостинице.  В  тот  раз  меня  спасло  только  то,  что  я  там  жил  с  полковником  из  Военной  полиции  (Службы  военного  правопорядка)  и  он  обеспечивал  законность  всего,  чтобы  мы  там  не  учиняли.
И  так:  вернемся  на  Ай-Петри.  Хозяину  я  очень  понравился.  Из  благодарности  я  сочинил  ему  стихи,  которые  написал  прямо  при  нем  и  для  него  на  салфетке.  У  нас  украинцев  это  ничего  не  стоит,  а  растроганный  татарин  дал  мне  служебную  машину,  на  которой  меня  подвезли  до  Византийских  стен  на  плато.
Вскоре  в  условленном  месте  я  встретил  своего  Женю.  Рядом  на  лавке  сидели  двое  офисных  “бугаев”  из  Харькова  в  камуфляже.  Мы  с  Женей  так  обнаглели,  что  пугали  трясущихся  от  страха  офисных  планктонов,  что  заберем  у  них  воду.  Сразу  вспомнилось  прошлогоднее  пиво…  
Наконец  мы  выдвинулись  по  спланированному  нами  маршруту  на  встречу  чертовым  “энелятам”.

Предатель

Женя  был  профессиональный  предатель.  Оказывается,  и  в  этом  деле  может  быть  призвание.
По  привычке  Женя  сказал,  что  не  будет  меня  ждать  и  пойдет  вперед,  дожидаясь  потом  меня  на  привале.
Через  некоторое  время  движения  по  гряде  на  входе  в  запрещенный  заповедник  управления  делами  Администрации  президента  я  увидел  довольных  лесников,  шарящих  по  карманам  у  Жени.  Все  разведпризнаки  указывали,  что  в  лесочке  на  сопке  кто-то  есть,  об  этом  сообщали  и  сойки  с  сороками  испуганно  галдящими  над  местом  и  напряженность,  разлитая  в  воздухе.  
Выбора  не  было.  Нужно  было  идти  выручать  компаньона.  Лесники  уже  составляли  на  Женю  административный  протокол  за  нарушение  границ  заповедника  и  начали  подтягивать  меня  туда  же.  В  голове  мгновенно  созрел  план  Станиславского,  и  я  стал  звонить  своей  жене,  едущей  в  поезде  в  Крым,  что  я  вот  скинул  фотографию  замаскированного  в  лесу  “Уазика”,  просил  пробить  его  государственный  номер  и  по-всякому  “блатовал”,  изображая  из-себя  “крутяка”  из  спецслужб.  В  довершение,  чтобы  окончательно  сбить  нападающих  с  толку,  сунул  им  в  нос  удостоверение  личности  полковника.
Лесники  опешили  и  отозвали  для  “терок”  Женю  в  сторону.  Они  спросили  его:  “Правда  ли  полковник  такой  “крутяк”,  как  кажется,  действительно  ли  он  СБУ-шник  и  кому  он  звонил  и  почему  у  него  необычная  не  горная  инвалидная  палка  и  что  в  ней  может  быть  вмонтировано?”  
Женя,  радостный  первой  же  счастливой  возможности  искренно  кого-нибудь  предать  тут  же  сообщил  обо  мне,  что  я  никакой  не  СБУ-шник,  а  очень  даже  “обныкнавенный”  пехотный  полковник,  что  звонил  я  жене  в  поезд,  а  палка  у  меня  потому,  что  сошедший  с  ума  инвалид.
Лесники  обрадовались  такому  повороту  и  не  разрешили  мне  идти  через  заповедник  намеченным  маршрутом,  завернув  меня  назад  в  сторону  канатной  дороги,  тогда  как  “предателю”  за  искренность  разрешили  следовать  прежним  маршрутом.  Тогда  я  попросил  последнего  слова:  подозвал  “предателя”  и  прошипел,  показывая  на  карте,  где  я  буду  его  ждать  в  24:00.    
   Лесники  были  смекалистые.  Они  услышали,  что  наша  встреча  была  назначена  у  родника  на  наклонном  плато  Гурзуфской  седловины  (где  раньше  стояли  Черные  археологи).  Поэтому  они  любезно  предложили  предателю  довезти  его  прямо  до  родника.
Я  отошел  на  безопасное  расстояние  и  перегнув  в  локте  руку  с  палкой  показал,  что  я  думаю  об  этом  инциденте.
Лесники  спросили  у  Жени,  что  я  им  хотел  этим  сказать  и  Женя  перевел,  что  полковник  сказал,  что  обойдет  Ваш  пост  по  карнизу  под  скалой.
Все-таки  предатель  –  это  призвание!
Спустившись  с  плато  на  карниз  под  скалой,  я  стал  обходить  опасный  участок.  На  кабаньей  тропе,  по  которой  местные  кабаны  обходили  засады  лесников-браконьеров,  я  встретил  сидящего  в  метре  от  меня  матерого  зайца.  Он  понимающе  посмотрел  на  меня,  а  я  двинул  дальше.  
Моя  палка  сорвалась  с  осыпи  я  долго  и  опасно  спускался,  чтобы  ее  подобрать.  Наконец  я  перевалил  через  сопку  и  увидел  целые  стада  косуль,  пасущиеся  на  лужайке.  
Тем  временем  лесники  посадили  счастливого  Женю  в  Уазик  и  вместе  с  нашими  общими  продуктами  отвезли  на  другую  сторону  перевала  к  роднику,  от  которого  было  очень  далече  до  условленного  нами  места.  Надвигалась  ночь,  и  Женя  решил  не  рисковать,  оставшись  на  новом  месте.  

В  гостях  у  пиратов

   Я  шел  ни  о  чем  не  подозревая  по  горной  дороге.  Холодало  и  я  одел  всю  имеющуюся  у  меня  одежду  на  себя.
В  темноте  в  свете  лобного  фонаря  я  прошел  мимо  капище  тавров…
Наконец  к  24:00  я  приблизился  к  предполагаемому  месту  стоянки.
Жени  слышно  не  было,  зато  был  виден  палаточный  городок  Крымских  гопников-бандюганов,  над  которым  развивался  “Веселый  Роджер”.
У  костра  сидел  дежурный,  который  тут  же  оповестил  всему  лагерю  о  нежданном  посетителе.  Настал  час  повторного  “блатования”.  Утреннюю  ошибку  я  допустить  не  мог.  Встреча  с  гопниками  была  более  непредсказуемая,  чем  с  такими  родными  лесниками.  Поэтому  я  начал  со  старта  сильно  напирая  в  стиле  раннего  советского  барда  Шансона  Аркадия  Северного:  “Привет  братаны.  Вы  тут  моего  кореша  не  видали?  А  то  волки  позорные  лесники  повязали  нас  и  судьба  моего  братана  неизвестна”.  Лагерь  оживился  и  подтянулся  к  костру.  Такого  успеха  и  аншлага  у  меня  не  было  даже  на  лекциях  в  Военном  институте.  Я  плел  гопникам  про  несуществующие  приключения  по  памяти,  быстро  переформатируя  “Робинзона  Крузо”  и  “Остров  сокровищ”  в  один  сиквел.
У  моих  слушателей  отвисли  челюсти  и  в  сиплом  голосе  на  инвалидной  палке  у  костра  им  чудился  сам  Морган  или  Одноногий  Сильвер...  
Наконец  мое  воображение  иссякло,  и  я  закончил,  картинно  достав  из  кармана  карамельки  и  сообщив,  что  по  закону  гор  все  мое  ихнее,  а  ихнее  стало  быть  мое.  
Пираты  поинтересовались  о  моих  ближайших  планах,  и  я  сообщил,  что  неплохо  бы  угостить  меня  чайком.  Тем  более,  что  все  съестные  припасы  забрали  волки  позорные  –  лесники,  а  не  съел  в  одиночку  лопающийся  от  неожиданно  свалившегося  на  него  гастрономического  счастья  предатель  Женя.
Пираты  извинились,  что  они  уже  поужинали,  но  я  могу  взять  большой  казан,  чтобы  вскипятить  себе  в  нем  чаю.  
На  удачу  в  казане  остался  большой  масел  от  ужина  и  я,  помня  сказку  о  каше  из  топора,  зачерпнув  из  родника  в  казан  воды,  сел  варить  такую  же.
С  детства  я  помнил  какой  чай  пьют  эскимосы  и  чукчи  чтобы  поддержать  свои  силы  долгой  полярной  зимой.  Они  бросают  в  чай  жир  или  мясо.  Такой  же  чае-суп  предстояло  пить  и  мне.  Принесли  заварку,  и  я  обильно  натрусил  ее  в  бульон.    Пираты,  выпив  по  привычке  еще  немного  водки  приготовились  пить  чай.  Дежурный,  как  Крамаров  из  кинофильма  “Двенадцать  стульев”,  поддавшись  общему  настроению,  скрылся  в  своей  палатке  и  через  мгновение  под  одобряющие  крики  гопников  открыл  банку  черносмородинного  варенья.
После  водки  пиратам  было  все-равно,  что  у  меня  в  казане.  Все  из  него  зачерпнули  себе  непонятной  бурды  и  банка  варенья  как  трубка  мира  пустилась  по  кругу  вокруг  костра.  Наконец  все  было  снова  выпито  или  доделено  и  утомленные  от  услышанного  и  выпитого  пираты  разошлись  по  своим  палаткам.  Дежурный  остался  у  костра.  Оказалось,  что  он  попросту  боится  в  горах  в  лесу  ночью  спать.
Ночь  и  неразбериха  –  лучший  союзник  для  разведчика,  поэтому  я,  попрощавшись  с  дежурным  двинулся  через  лес  вниз  на  троллейбусную  ялтинскую  трассу.    Дежурный  переживал  как  мне  там  одному  в  ночном  лесу.  Не  страшно  ли  как  ежику  в  тумане?
На  что  ежик-полковник  думал,  что  надо  скорее  валить  пока  не  проснулось  и  не  протрезвело  стадо  медвежат-гопников.
К  рассвету  я  вышел  на  трассу  и  на  пойманной  мною  маршрутке  уехал  в  Симферополь  встречать  свою  жену  с  Киевского  поезда.

Санаторий  

От  пережитого  и  “перепробованного”  у  меня  сильно  обострились  боли  во  всех  суставах,  и  мы  с  женой  еле  добрались  до  военного  санатория  в  Партените.  Сил  на  поиск  инопланетян  у  меня  уже  не  было.  Я  еще  не  знал,  что  они  меня  теперь  ищут  сами  и  найдут  еще  не  раз.  Но  об  этом  еще  не  время.  А  пока  я  ковылял  по  процедурам  санатория  и  слушал  недовольные  крики,  что  мне  нужно  одевать  штаны,  приходя  на  разнообразные  процедуры,  а  не  бродить,  завернувшись  в  полотенце  в  плавках  по  санаторным  корпусам.    
Сил  у  меня  уже  на  штаны  не  было,  и  я  тыкал  инвалидным  удостоверением  в  нос  врачам  и  сестрам.  В  конце  концов  ко  мне  привыкли  и  махнули  на  меня  рукой.

Лечение

В  один  из  дней,  когда  я  по  привычке  “шкреб”  из  одного  корпуса  в  другой,  сзади  меня  догнала  какая-то  женщина  и  тоскливым  заунывным  голосом  начала  спрашивать:  “Молодой  человек,  у  Вас  травма?”  
-  “Нет”,  отвечаю  я.  –  “Системное  заболевание”.
–“А  какое?”  –  спрашивает  она.
Я  ей  рассказываю.  Она  перечисляет  перечень  принимаемых  мной  лекарств  и  спрашивает:  “Ну,  что?  Не  помогли  то  лекарства?”
Отвечаю,  что  нет.  Тогда  она  спрашивает  сколько  я  еще  буду  в  санатории  и  когда  уезжаю?  Отвечаю,  что  через  две  недели.
Она  и  говорит:  “Молодой  человек,  хотите  я  Вам  подарок  сделаю?”  Ну,  думаю  сейчас  начнет  мне  какие-нибудь  биодобавки  предлагать  или  бритвы,  или  посуду…  Ан  нет.  Говорит:  “Приходите  бесплатно  ко  мне  по  такому-то  адресу  я  Вас  лечить  буду  в  три  уровня:  тобой,  в  тебе  и  на  тебе…  Можете  и  жену  свою  с  собой  взять.  Если  поймете  после  первого  занятия,  что  Вам  легче  стало  тогда  на  втором  занятии  заплатите  мне  за  оба.”  
Пришел  я  в  номер  и  давай  жене  рассказывать.  Много  мы  чего  в  жизни  с  моим  лечением  перепробовали  и  уже  устали  от  тщетных  попыток.  Но  Господь  посылает  нам  еще  попытку.  Грех  не  использовать.  Так  и  пошли.
Оказалось,  что  лечит  она  йогой:  показывает  упражнение  –  ты  его  делаешь,  а  она,  увидев  где  у  тебя  мышечный  спазм  массажирует  это  место  или  давит  специальным  стальным  карандашом  на  акупунктуру  в  этом  месте.
И  так  по  5  часов  каждый  день  и  очень  болезненно.  

Инопланетяне

В  один  из  лечебных  дней,  она  призналась,  что  водит  дружбу  с  проживающими  в  Аю-Даге  на  совместной  Советской  базе  инопланетянами.  Назвала  мне  с  какой  они  планеты.  Но  для  меня  это  тогда  было  так  невероятно,  что  я  это  не  запомнил,  хотя  и  сам  искал  такой  встречи.  А  получилось  опосредовано.    Женщина  эта  владела  даром  исцеления,  предвидением  будущего  и  различением  аур  людей  и  предметов.
Во  время  тяжелого  и  болезненного  лечения  она  сообщила,  что  их  (инопланетян)  в  Аю-Даге  300  человек.  Есть  женщины  и  дети.  Что  планета  их  сильно  перегревается,  и  они  мутируют  –  по  ребру  ладони  идет  роговица.  Они  ее  убирают  хирургическим  путем.  Больше  они  от  нас  ничем  не  отличаются,  разве,  что  похожи  на  светловолосых  и  голубоглазых  рослых  скандинавов  и  за  это  их  называют  “Нордами”.
 Позднее  за  чашечкой  кофе  в  кабинете  у  начальника  Генерального  штаба  Украины  я  справлялся  знает  ли  он  о  таком  соседстве  рядом  со  своей  служебной  дачей?  Судя  по  его  искреннему  заливистому  смеху  он  этого  не  знал.  Объект  этот  нам  не  передавался,  и  он  подчинен  напрямую  ГРУ  ГШ  РФ.  
И  на  мой  взгляд  это  одна  из  важнейших  причин  “отжима”  Крыма  у  Украины.    
Из  разговоров  с  этой  женщиной  я  узнал,  что  один  из  полковников  “Объекта”  искал  способ  через  эту  женщину  продать  американцам  чертежи  Советской  летающей  тарелки.      
И  судя  по  дальнейшим  событиям  не  только  американцы  знакомы  с  этим  объектом:  Однажды  в  Феодосию  для  совместных  учений  прибыло  американское  военное  судно.  С  него  сошло  на  берег  достаточное  количество  серьезных  разведчиков,  которые  вместе  со  специальной  аппаратурой  поехали  в  Партенит  изучать  “Объект”.
Охрана  “Объекта”  трехпоясная:  Стратегический  пояс  –  упреждающая  внешняя  разведка  о  планах  противника.  Второй  пояс  –  минирование  близлежащих  дорог  и  физическая  охрана  внешних  входов  и  подъездов  к  ним.  Третий  пояс  –  непосредственные  служебные  входы  с  автоматическими  боевыми  лазерами  и  инфразвуковыми  пушками.
И  так:  добрые  американцы  спустились  с  Ялтинской  трассы  на  Партенитскую  дорогу,  где  их  встретили  два  импозантных  бомжа  в  трико,  играющих  в  нарды  в  кустах  возле  дороги.  “Бомжи”  сообщили  удивленным  американцам  о  цели  их  визита,  а  также  о  том,  что  дорога  по  которой  они  едут  заминирована.  Что  нажатием  кнопки  на  указанном  американцам  брелоке  достаточно  для  подрыва  дороги  вместе  с  их  автобусом.  Доверчивые  как  дети  американцы  не  стали  испытывать  судьбу  и  убрались  восвояси.
Вскоре  я  познакомился  с  медсестрой  –  подружкой  моей  партенитской  спасительницы.  Она  поведала,  что,  поднимаясь  на  Аю-Даг,  она  столкнулась  с  пятью  Нордами  в  балахонах  готов.  Это  были  трое  бородатых  мужчин  и  две  балеринного  типа  женщины.  Одна  из  которых  так  посмотрела  на  медсестру  “как  будто  лазером  прожгла.”
Наивный,  мне  это  все  предстояло  узнать  на  себе,  а  пока  я  подумал,  что  она  одинокая  женщина  и  на  гормональной  почве  от  одиночества  и  экзальтации  у  нее  “моросит  крыша.”  

Черти

Это  было  вечером.  Уже  начинало  смеркаться.  Я  бодро  трусил  по  тропинке  по  на  “спине”  Аю-Дага  чуть  дальше  каменной  турки  тригопункта.  Вдруг,  мне  показалось,  что  на  тропинку  выскочила  пара  полуметровых  чертиков.  Они  показались  только  на  секунду  и  исчезли  в  кустах.  Я  подумал,  что  от  перенапряжения  и  нервного  перевозбуждения  у  меня  начались  галлюцинации.
Пока  я  себя  успокаивал,  пара  полуметровых  чертиков  снова  показалась  на  тропинке.  И  снова  лишь  на  одну  секунду.  Я  успел  разглядеть  их  вытянутые  копытца,  серые  козлиные  мордочки.  Я  хотел  прочитать  “Отче  наш”,  но  от  парализующего  меня  страха  смог  выдавить  из  себя  только  самую  древнюю  реликтовую  молитву  “Чур  меня!”.  Остаток  пути  я  шел  в  нервном  напряжении.  Я  никогда  не  был  мистически  настроенным,  но  увиденное  меня  глубоко  потрясло.  Уже  спустившись  в  санаторий  с  горы,  я  приобрел  в  столовой  книгу  о  тайнах  Аю-Дага,  где  говорилось,  что  на  Аю-Даге  живут  одичавшие  домашние  козы.  В  природе,  одичав,  они  выродились  и  стали  значительно  меньше  своих  домашних  сородичей.  Перемещаются  они  парами  –  мальчик  и  девочка.  Они  ведут  скрытный  образ  жизни  и  выходят  на  тропинки  ближе  к  вечеру,  когда  биологические  часы  голода  гонят  их  пополнять  утраченные  за  день  запасы.  Они  очень  пугливы  и  довольно  своеобразно  перебегают  тропинки  из  кустов  в  кусты:  сначала  на  тропинку  на  секунду  быстро  встают  передние  копытца,  и  морда  поворачивается  в  сторону  возможной  опасности.  За  это  время  человеческое  зрение  успевает  сфокусироваться  на  увиденном  как  на  двух  стоящих  полуметровых  чертика  на  тропинке.  Одновременно  оставшаяся  задняя  часть  туловища  “чертей”  при  стоящей  во  фронт  перед  зрителем  передней,  успевает  перебежать  тропинку  и  спрятать  попу  в  кустах  напротив,  одновременно  “всосав”  туда  и  переднюю  часть  стоящих  “чертей”.  Для  неподготовленных  людей  в  сумерках  зрелище  не  для  слабонервных.            
Из  рассказов  местных  жителей  я  узнал,  что  временами  девочка-“чертик”  подходила  к  туристам,  чтобы  покормится  с  рук.  Ревнивый  козлик-“чертик”  мог  атаковать  зазевавшегося  туриста,  иногда  довольно  опасно  проткнув  острыми  как  ножи  рогами  ладони  или  лодыжку  в  районе  крупного  кровеносного  сосуда.  Человек  мог  серьезно  пострадать  от  потери  крови.
Палка  моя  инвалидная  еще  была  при  мне  в  номере,  и  я  стал  брать  ее  с  собой  на  гору  чаще.  Когда  соседи  по  номеру  или  столовой  уточняли  зачем  я  беру  на  гору  с  собой  палку,  если  хромаю  уже  меньше?  Я  искренно  им  отвечал,  что  это  для  того  чтобы  на  горе  давать  ею  “чертям”  промеж  рогов.
Соседи,  понимающе,  крутили  мне  вслед  пальцем  у  виска…  

Йетти

Инопланетные,  эзотерические  и  исторические  тайны  Аю-Дага  не  давали  мне  покоя,  и  я  снова  и  снова  прочесывал  Аю-Даг  в  разное  время  суток,  пытаясь  обнаружить  служебные  входы  на  базу  инопланетян.
Однажды  рано  утром  я,  пробежав  по  карнизной  базальтовой  секретной  тропе  на  носу  Медведь-горы,  стал  спускаться  в  одну  из  неприметных  с  санаторного  пляжа  или  с  туристической  тропы  бухт  Аю-Дага  –  Воронцовскую.
Спускаясь  по  осыпи  каменистой  тропы  ближе  к  пляжу,  я  услышал  глухие  удары  в  маленькой  пещере-гроте  на  пляже.  От  ударов  земля  сильно  дрожала.  По  выработанной  годами  археологическо-полевой  привычке  в  рюкзаке  у  меня  с  собой  лежала  остро  отточенная  саперная  лопатка.  Для  встречи  с  неведомым  она  была  как  раз  кстати.        
С  лопатой  в  правовой  руке  я  начал  осторожно  приближаться  к  гроту  откуда  доносились  сильные  удары.  В  утреннем  свете  моему  взору  представилось  огромное  чудовище-гоминид  в  порванной  куртке  на  синтепоне,  которая  была  явно  не  по  размеру  “чудовищу”.  Вокруг  чудовища  в  утреннем  свете  плясала  игра  движущихся  переливающихся  лучей-теней.  Чудовище  превосходило  меня  в  росте  в  два  раза,  но  старый  полковник  еще  лейтенантом  “гонял  динозавров”  по  ядерному  полигону…  Расстояние  между  противниками  сокращалось.  Чудовище  с  огромным  ломом  в  руках  чутко  отреагировав  на  шум  повернулось  ко  мне  лицом.  Лицо  гоминида  было  покрыто  рыжей  шерстью.  Адреналин  из  надпочечников  с  избытком  выбрасывал  боевой  гормон  в  мою  кровь.  Я  понимал,  что  не  смогу  долго  противостоять  чудовищу  и  скорее  всего  погибну.  Ноги  мои  мужественно  несли  меня  на  встречу  опасности.  На  последних  метрах  сближения  чудовище  издало  сдавленный  крик  и  стало  значительно  терять  в  размерах.
Уже  на  расстоянии  двух  метров  чудовище  “сдулось  и  похудело”  чуть  ниже  моего  роста  и  несмотря  на  стучащую  в  висках  в  вздувшихся  венах  кровь,  я  сумел  разглядеть  в  незнакомце  местного  партенитского  городского  “гомика”,  который  готовил  площадку  для  палатки  очередной  партии  своих  гламурных  московских  коллег  на  лето.
Теперь  настал  его  черед  боятся  выжившего  из  ума  полковника-гомофоба  с  саперной  лопатой  на  перевес.
Об  этом  я,  как  энциклопедист,  читал  еще  в  третьем  классе:  
Чистый  горный  воздух  в  сочетании  с  мелкодисперсной  морской  солью  взвешенной  в  прибрежном  воздухе  при  нагревании  или  интенсивном  дневном  освещении  приводит  к  гала-эффектам,  сильно  увеличивая  изображение  и  отбрасывая  огромную  тень  от  объекта  заметно  увеличивая  его  в  размерах  (смотри  мой  рассказ  “Йетти”  в  моей  книге  “байки  Семипалатинского  гарнизона”).  
Перебросившись  парой  ничего  не  значащих  приветственных  фраз  с  волосатым  представителем  местного  ЛГБТ-сообщества,  я  двинулся  в  обратный  путь,  встретив  по  дороге  на  карнизной  тропе,  “спешащего  искупаться”  в  бухте,    батюшку,  в  рясе  из  партенисткого  храма  возле  городского  базара.  Так  я  окончательно  убедился  в  существовании  Аю-Дагских  чертей…    

Вентиляция  

Я  потратил  годы,  чтобы  понять,  как  работает  принудительная  вытяжная  вентиляция  в  подземном  “Объекте”  Аю-Дага  и  куда  она  выводится.
Для  тех,  кто  не  успел  побывать  в  базе  для  подводных  лодок  и  хранения  ядерных  торпед  в  Балаклаве,  до  ее  закрытия  для  свободного  посещения,  сообщу  следующее:
Все  подобные  объекты  размещены  в  Крыму  в  вулканических  горах,  состоящих  из  габбро-диабаза  и  имеющего  четвертую  степень  твердости  после  алмаза.  Такие  горы  выдерживают  прямое  попадание  тактического  ядерного  фугаса.
Исключение  составляет  горный  массив  Бойко,  где  также  базируются  “Эллипсоидные”  объекты.
Все  подобные  подземные  сооружения  возводятся  из  железобетона  и  потому  нуждаются  в  принудительной  вентиляции,  нагнетающей  избыточное  давление,  которое  препятствует  возникновению  влажности  и  коррозии  металла  на  объекте.  Под  потолками  висят  огромные  короба  вытяжек,  которые  выводят  влажный  воздух  далеко  в  сторону  от  объекта.  Ни  над  Балаклавой,  ни  над  Аю-Дагом  нет  никаких  вытяжек,  чтобы  не  демаскировать  объект.  Вывод  таких  вытяжек  обычно  делается  в  сторону  от  объекта  на  несколько  километров.  Недалеко  от  Аю-Дага,  километрах  в  трех  вверх  по  долинному  склону  от  попы  Медведя  находится  огромная  “бойлерная”  день  и  ночь  надрывно  стучащая  своими  насосами  и  компрессорами...
Заход  НЛО  в  Аю-Даг  подводный  со  стороны  Артека  где-то  в  километре  от  берега.  Технология  электромагнитной  видимой  непроницаемости  в  сочетании  с  упреждающим  нырянием  НЛО  в  море  далеко  от  берега,  оберегают  объект  от  любопытствующих  взоров.
 
Не  я  один

Еще  находясь  в  Армии,  я  познакомился  с  неприметным  пареньком,  с  которым  нас  связывало  общее  хобби  далекое  от  государственных  и  межпланетных  секретов.  Лет  через  восемь!  общения  он  признался,  что  отвечает  за  охрану  и  оборону  Объекта  под  Аю-Дагом…
Каждые  полгода  он  выезжал  на  место  и  скрупулезно  проверял  только  ему  известные  подходы,  системы  и  людей  из  ее  охраны.  С  его  слов  я  понял,  что  один  из  входов  в  Аю-Даг  находится  в  урочище  Виннера  –  квартал  в  Партените.  
Кроме  того,  он  поведал  о  случаях  попыток  иностранного  и  инопланетного  вторжения  в  совместную  базу.
Так,  однажды  имея  данные  о  попытке  иностранного  проникновения  на  Объект  он  с  группой  захвата  расположился  возле  Аю-Дага.  Китайский  турист  с  нехарактерным  для  ручной  клади  в  этой  местности  техническим  чемоданчиком  пробирался  по  Аю-Дагу.  Не  имея  навыков  маскировки  в  непривычной  для  себя  местности,  он  по  ряду  разведпризнаков  выдал  свое  местоположение.  Кроме  того,  лицо  восточной  внешности  быстро  дешифрует  ее  носителя.  А  мог  бы  быть  и  негром…
В  общем  пока  он  налаживал  свой  чемоданчик  и  настраивал  его  на  работу,  он  был  окружён  группой  захвата,  обступившей  поляну  по  периметру.  В  группе,  замаскированной  под  туристов  были  и  женщины.
Блокирующие  поинтересовались  у  чемодано-настройщика,  что  он  здесь  делает?  На  что  последний,  не  теряя  чувства  самообладания,  сообщил,  что  он  тут  собирает  грибы…
Следующий  раз  группа  захвата  по  специальным  датчикам  движения,  тепловизорам  и  специальной  аппаратуре  обнаружения  инопланетных  организмов  определила  движение  впереди  по  тропе  объектов  внеземного  происхождения.  Мой  знакомый  –  старший  группы  дал  команду  группе  рассеяться  по  лесу  и  залечь,  а  сам  продолжил  движение  на  встречу  неизведанному.  Его  взору  предстала  группа  гуманоидов  с  черными  торсами  слабо  поддающимися  описанию  непривычной  внешности.  Теперь  уже  они  спросили  у  моего  знакомого  причину  его  нахождения  в  этой  местности.  Услышав  стандартный  рассказ  о  грибах,  незнакомцы  грязно  выругались  на  понятном  русском  языке  и  предложили  сменит  направление  движения  знакомого  в  сторону  известную  каждому  славянину…      

Хищник

Аю-Даг  не  давал  мне  покоя.  Я  приезжал  к  нему  каждый  год  иногда  по  два  раза  на  год.  Любопытство  двигало  моим  интересом  подкрепляемым  игрой  в  “смелого  пацана”.
Я  уже  имел  цифровые  и  пленочные  фотографии  Аю-Дага  с  присутствовавшими  на  них  плазмоидами  или  гравитационными  и  электромагнитными  возмущениями  прохождения  света  и  скручивающими  картину  фотографируемого  объекта  в  спираль.  Но  то,  что  показала  мне  на  фотографии  пожилая  пара,  сидящая  со  мной  за  одним  столом  в  санаторной  столовой,  превзошло  все  мои  ожидания.
Когда  мужчина  фотографировал  свою  жену  на  Аю-Даге,  рядом  подошло  что-то  невидимо-зеркальное,  похожее  на  изображение  пришельца  в  голливудском  блокбастере  “Хищник”  с  участием  Шварценеггера.
Невидимое  существо  имело  специальный  зеркальный  плащ-невидимку  плащ  конусного  типа  и  внешне  на  фотографии  напоминало  дрожащий  конусный  султанчик  воздуха  размером  с  человеческую  фигуру.  Все  мы  наблюдали  подобные  дрожащие  колебания  воздуха  при  испарении  бензиновых  паров  на  заправке.
Из  своего  многолетнего  опыта  секретной  работы  я  не  настаивал  на  обладании  подобными  фотографиями…  

И  снова  генератор

Годами  я  упорно  искал  запасные  входы  в  Объект  на  Аю-Даге.  Помощь  пришла  с  неожиданной  стороны.  Женщина,  с  которой  я  общался  по  поводу  своего  необычного  лечения  в  Партените,  сообщила  мне,  что  ее  бывший  муж  был  водителем  начальника  Военного  санатория  и  по  долгу  службы  часто  эвакуировал  умерших  от  сердечного  приступа  людей  с  Аю-Дага.  Все  они  умирали  в  районе  Смотровой  площадки!!!
Не  обошел  этой  чаши  и  я.  Проводя  по  Аю-Дагу  очередную  экскурсию,  я  вел  группу  со  стороны  экстремальной  Артековской  тропы,  поднимаясь  по  попе  Медведя.  Ничто  не  предвещало  беды,  и  группа  благополучно  преодолела  подъем,  прошла  по  спине  Медведя  и  уже  прошла  половину  спуска  к  санаторию  с  горы.  Дойдя  до  злосчастной  Смотровой  площадки,  одной  из  женщин  в  моей  группе  у  которой  был  кардиостимулятор,  вдруг,  стало  плохо.  Действие  кардиостимулятора  в  этом  месте,  по-видимому,  нарушалось  слабым  полем  работающего  в  постоянном  режиме  генератора  низкой  частоты.        
Женщина  начала  терять  сознание  у  нее  началась  мерцательная  аритмия  и  мы,  подхватив  ее  поспешили  вниз  по  дороге  к  санаторию.  В  довершение  ко  всему  калитка  в  санаторий  оказалась  закрыта,  и  мы  тащили  женщину  через  лес  вдоль  забора  к  верхнему  КПП  санатория.  Это  был  для  меня  хороший  урок.  И  больше  я  групп  по  Аю-Дагу  не  водил.  Но  в  “смелого  пацана”  играть  не  перестал.  Тогда  я  еще  не  читал  КГБ-ешного  писателя  Первушина,  описывающего  загадки  Советского  космоса,  НЛО  и  их  отдельные  и  совместные  базы  в  своей  книге  “Спецслужбы  против  НЛО”.      
Главные  входы  в  последний  охраняемый  пояс  Объекта  оборудован  боевыми  лазерами,  срабатывающими  в  автоматических  режимах  при  включении  датчиков  движения  и  нарушениях  электромагнитных  полей.  В  одном  из  щадящих  режимов  лазер  не  убивает  проникающего  на  Объект,  а  ослепляет,  выжигая  сетчатку  глаза  даже  при  закрытых  веках  нарушителя.  Потом  его  пытают,  выведывая  цель  посещения,  задачи  и  способ  проникновения  и  многое  другое.  Потом  обычно  такого  невольного  носителя  информации  ликвидируют  ввиду  Огромной  важности  сохранения  режима  секретности  недоступности  и  защищенности  Объекта,  в  том  числе  и  информационной.

Защита  Объекта  от  случайных  и  упертых  дураков

Потратив  годы  на  изучение  “Объекта”,  я  стоял  на  пороге  третьего  пояса,  и  только  полигонная  подготовка  помогла  мне  не  только  сохранить  здоровье,  но  и  жизнь.  Но  об  этом,  как  всегда,  позже.
А  пока  я,  развесив  уши,  слушаю  местный  Аю-Дагский  фольклор  и  вычисляю  как  мне  зайти  к  пришельцам.
Я  уже  знал,  где  умирают  вольные  и  невольные  свидетели  Базы  и  что  это  всегда  выглядит  как  сердечная  недостаточность.  “Смелый  и  безмозглый  пацан”  ночью,  когда  обычно  стандартно  меняется  режим  охраны  и  обороны  любого  объекта  выдвинулся  на  встречу  приключениям,  граничащим  с  полным  идиотизмом  среднестатистических  Землян,  которые  упорно  стараются  попасть  в  “трансформаторную  будку”.
Поднявшись  на  поляну  “Ай-Констант”  я  по  вулканической  карнизной  тропе  привычно  скользнул  вниз  в  закрытую  с  моря  Воронцовскую  бухту.  Там  я  для  сувениров  набрал  полный  рюкзак  ракушек  рапанов  и  ввиду  начинающегося  дождика  поспешил  выбраться  на  верх  из  бухты.  Я  уже  знал,  что  намокающие  вулканические  камни  становятся  очень  скользкими  и  в  прорезиненной  обуви  (кроссовках)  очень  тяжело  выбираться  из  бухты.  Преодолев  начинающий  скользить  каменистый  подъем  я  в  районе  24:00  вышел  на  карнизную  тропу  в  сторону  поляны  “Ай-Констант”.  Константы  не  было…
То  есть  часть  тропы,  по  которой  я  ходил  годами,  даже  в  темноте,  исчезла  и  в  образовавшемся  проеме  я  увидел  бушующее  внизу  штормящее  море.  Проем  был  небольшим.  Но  ввиду  моей  пост  инвалидной  хромоты,  решиться  перепрыгнуть  критическое  для  меня  расстояние  в  два  метра  я  не  мог.
Заблудиться  я  не  мог  и  от  страха  обычно  включал  сразу  три  фонаря:  на  лбу,  на  шее  и  в  руке.  Поэтому  “смелый  пацан”  двигался  всегда  в  мощнейшем  потоке  света.  Это  было  и  безопасно  и  успокаивало  инстинктивный  человеческий  страх  темноты.  Заблудиться  я  не  мог.
Немного  поразмыслив,  я  решил  лезть  вверх  по  склону,  цепляясь  руками  за  мокрые  колючие  ветки  реликтового  Можжевельника.  Иногда  мои  ноги  срывались  и  бессильно  болтались  над  пропастью.  Ракушки  из  рюкзака  высыпались  и  стуча  по  камням  скакали  в  бушующее  подо  мной  море.  Я  невольно  залюбовался  голливудской  красотой  своего  ужасающего  положения.  Перебарывая  себя  и  цепляясь  за  переливающиеся  от  дождевой  росы  ветки,  мне  все  же  вскоре  удалось  выбраться  на  верх.  Я  увидел  привычные  защитные  трубы  над  пропастью  Смотровой  площадки.  Я  сильно  обрадовался.  Я  был  практически  спасен.  От  смотровой  площадки  вела  широкая  дорога  вниз  к  санаторию.
Радость  моя  была  преждевременна…
Посветив  мощным  световым  потоком  на  дорогу,  я  с  удивлением  заметил  электромагнитное  скручивание  изображения  дороги  в  спираль  с  вытянутой  в  центре  ее  пуповиной.  Дорога  казалась  непроходимой.  Одновременно,  неизвестное  мне  излучение  начало  понижать  мою  волю  и  способность  критического  восприятия  окружающей  обстановки.  Я  послушно  оглянулся,  выбирая  возможный  путь  движения.  Выбрав  его,  я  пошел  по  нему.  Через  несколько  минут  движения  по  “заколдованному  лесу”  с  переливающимися  дождевыми  каплями  на  ветках  деревьев,  рассеивающимися  лучами  фонарей  в  облаках  выдыхаемого  мною  пара  и  пляшущими  струями  теней  от  расщепления  плотности  освещения,  белыми  грибками  на  корявых  зловеще  тянущихся  ко  мне  ветках  соседних  деревьев,  я  сообразил,  что  меня  “ведут”  на  гору  по  старинной  заросшей  средневековой  дороге,  скрытой  вдалеке  от  хоженой  туристической  тропы.  В  довершение  ко  всему  я  отметил  сильное  гравитационное  несоответствие  между  тем,  что  я  видел  и  ощущениями.  Визуально  я  поднимался  вверх  по  дороге  в  гору.  Физиологически  я  ощущал  спуск  по  дороге  вниз.  
Предыдущая  служба  на  ядерном  полигоне  с  его  низкочастотными  генераторами  с  вольной  и  невольной  игрой  в  “смелого  пацана”  с  ним.  Сильно  меня  подготовили  к  тому,  что  со  мной  случилось.  Я  собрал  остатки  огромной  до  конца  не  подавленной  воли  в  кулак  и  обернулся.  Позади  себя  я  увидел  огни  ресторана  на  пирсе  в  Партените  и  звук  оркестра.  Огни  пробивались  сквозь  деревья,  но  дороги  по  которой  я  только,  что  шел,  я  не  увидел.  Изображение  леса  накладывалось  и  уплотнялось.  Дорогу  вверх  на  гору  я  видел  хорошо.  Я  переборол  себя  развернулся  назад  и  пошел  в  сторону  огней  между  деревьев.  Визуально  я  шел  прямо  на  деревья.  Поэтому  я  вытянул  вперед  руки  и  натыкаясь  таким  импровизированным  “молдавским  миноискателем”  на  препятствия,  обходил  их.  Преодолевая  сложнейшие  заросли  кустов  и  деревьев,  я  наконец  выбрался  к  верхнему  оборонительному  укреплению  на  горе.  Это  была  оборонительная  стена  из  дикого  камня,  сохранившаяся  на  Аю-Даге  после  готского  восстания  против  хазар  в  8-ом  веке.  Там  я  почувствовал,  что  полностью  контролирую  ситуацию  и  что  угол  моего  отклонения  от  дороги  составлял  45  градусов  влево  через  лес.  Действие  генератора  не  ощущалось.  В  темноте  я  палкой  и  ногами  измерял  возможность  слазить  с  горных  уступов,  чтобы  не  свернуть  себе  шею  и  не  сломать  ноги.  При  возникновении  препятствий  или  пустоты  под  ногами  или  палкой,  я  менял  направление  спуска.  К  01:00  часов  я  весь  в  глине  и  хвойных  иголках  усталый  и  довольный  вернулся  в  санаторий.      

Не  пытайтесь  

Наверное,  после  моей  книги  тысячи  паломников  захотят  повторить  мой  опыт.  Не  пытайтесь  повторять  мои  ошибки.  Мы  еще  слишком  малы  и  несовершенны  для  общения  с  другими  развитыми  цивилизациями,  да  и  наши  правительства,  давно  состоящие  с  ними  в  связи  не  в  восторге  от  нашего  вмешательства.

Молчание  ягнят

Вернувшись  из  очередной  УФО-логической  поездки,  я  привычно  собрал  на  работе  для  импровизированной  пресс-конференции  друзей.  Они  расположились  амфитеатром  вокруг  меня  на  разнокалиберных  стульях  разлив  ароматный  чай  по  стаканам,  как  водится,  в  нашем  мужском  клубе.
Уже  заканчивая  свой  рассказ  о  невероятнейших  приключениях  с  детальнейшими  подробностями  и  отвечая  на  вопросы  слушателей,  я  вдруг  заметил  идущих  по  Книжному  рынку  “Петровка”  –  месту  моей  теперешней  трудовой  и  интеллектуальной  деятельности,  двух  высоких  красивых  голубоглазых  стройных  беловолосых  “балерин”  на  высоких  каблуках  и  в  коротких  юбках.  Одна  из  балерин  полуобернулась  в  мою  сторону  и,  подтормаживая  по  ходу  движения,  бросила  взгляд  в  мою  сторону.      
В  этот  момент  я  почувствовал  физиологическое  ощущение  резкого  коконообразного  уплотнения  моего  тела  форме  ауры  и  сжатия  меня  будто  на  мне,  вдруг,  возник  прорезиненный  зимний  гидрокостюм.  Ощущение  своего  тела  добавилось  чувством  покрытия  всего  тела  чем-то  похожим  на  белок  яйца  сваренного  в  крутую  и  эта  субстанция  ощущалось  живой  как  кожа.  Одновременно  с  сжатием  меня  “гидрокостюмом”  и  уплотнением  ауры  я  почувствовал  рассечение  меня  тончайшим  лазером  от  взгляда  незнакомки.  Лазер  рассек  меня  по  диагонали  от  левого  плеча  до  правого  бедра  с  полным  ощущением  непрерывности  и  мгновенности  рассечения.  “Балерины”  улыбаясь  пошли  дальше.  
Я  сидел  в  холодном  поту  при  34  градусах  тепла  в  тени  и  беспрестанно  проверял  себя  руками  –  не  развалится  ли  мое  тело,  рассеченное,  словно,  японским  мечем  Катаной.    Мои  слушатели  сидели  спиной  к  проходу  и  не  заметили  происходящего.  Я,  с  трудом  переводя  дух,  через  время  поведал  им  о  случившемся.

Сколько  нас

На  самом  деле  нас  достаточно  много  в  абсолютном  исчислении.  Людей,  которые  так  или  иначе  имели  разносторонний  опыт  общения  с  другими  формами  жизни  во  Вселенной.  Мы  легко  друг  друга  находим  так  же  легко,  как  и  представители  ЛГБТ  сообщества  находят  друг  друга.
На  новой  работе  я  легко  познакомился  с  “Веталем”,  тоже  “силовиком”,  состоящем  в  многолетнем  контакте  с  цивилизацией  “Айа”,  которые  в  юности  две  недели  висели  на  “тарелке”  возле  его  дома  и  так  его  “задружили”,  что  теперь  звонят  ему  на  прямую  в  башку:  рассказывают  о  предстоящих  событиях,  предупреждают  об  опасностях  и  неприятностях,  часто  “крутят”  ему  исторические  экскурсы  по  Всемирной  истории.  Побочным  эффектом  является  то,  что  они  читают  ему  морали  схожие  на  библейские  заповеди  и  при  его  привлекательности  совершенно  отбили  от  него  всех  томно  вздыхающих  красавиц…
Филя  –  начальник  эзотерического  отдела  на  Владимирской  улице.  Сам  имеет  трансцедентальный  опыт  и  ведет  учет  всех  мест  силы  Украины,  “барабашек”  и  прочей  не  мифологической  нечисти,  а  также  инопланетян.
Саня  –  Мольфар  –  характерник,  а  Юра  –  сильный  йог.  Вся  эта  компания  контролируется  сверху  “смотрящим”  от  Внешней  разведки  Украины  “Ботхисавтой”.  Недавно  за  то,  что  он  без  искажений  докладывает  все  наши  эзотерические  и  межпланетные  рассказы  куда  следует,  он  снова  вернулся  из  поощрительного  отпуска  с  острова  Тенерифе  на  Канарских  островах.  
Наш  общий  “Учитель”  сообщил  о  том,  что  семьи  покойных  контактеров  с  инопланетянами  великих  астронома  Чурюмова  и  писателя  фантаста-эзотерика  Олеся  Бердника  стоят  на  спец-учете.  Мало  ли,  что  они  могут  вспомнить  и  рассказать.  Я  тоже  состою  на  спец-учете,  и  наш  “Учитель”  из  института  “Разума”  имени  астронавта  Митчелла  в  Скалистых  горах  штата  Калифорния  строго-настрого  запрещает  мне  рассказывать  людям,  делящим  себя  на  “Укропов”  и  “Сепаратистов”,  любую  информацию,  которая  может  навредить  духовно  неготовым  к  вступлению  в  настоящую  Космическую  эру  людям.

Кому  будет  больше  дадено  с  того  будет  больше  спрошено

“Энелята”  пытались  дать  моей  жене  дар  видения  будущего.  Дали  ей  на  пробу  посмотреть  одно  утро.  Она  испугалась,  что  это  большая  ответственность  и  нагрузка  на  психику.  Попросила,  чтобы  ее  освободили  от  этого.  Так  и  порешили.    

Лечение

Недавно  ездили  семьей  в  Скадовск.  Инопланетяне  занимаются  “Крупно-ландшафным  дизайном”  и  насыпали  нам  живописную  песчаную  косу  –  остров  Джералгач.
В  образовавшемся  мелком  прогреваемом  морском  заливе  они  по  своей  программе  оздоровляют  украинских  детей.  
Меня  тянуло  последнее  время  на  это  остров,  и  я  знал,  что  они  (инопланетяне)  меня  там  ждут.  Приехав  на  курорт,  мы  длительное  время  под  разными  предлогами  не  могли  попасть  на  указанный  остров.  Мы  были  недостаточно  загоревшими  для  сильнейшей  солнечной  инсталляции  на  этом  острове.
Поэтому  с  целью  нас  удержать  от  резких  необдуманных  поступков  нас  всей  семьей  уложили  в  местную  Скадовскую  больницу  с  желудочно-кишечной  инфекцией.  Через  несколько  дней  реабилитации  мы,  благополучно  опоздав  на  первый  пароход,  наконец  добрались  до  острова  в  районе  Маяка.  Маячный  мыс  оказался  сильно  загаженным  цивилизацией.  Мусор  на  пляже  почти  не  убирался.  Голубизна  и  чистота  воды  была  похожей  как  в  Голубой  бухте  Нового  Света  в  Крыму.  Если  не  знать  где  Вы  находитесь,  то  дальнейший  песчаный  пляж  создавал  впечатление  Арабских  эмиратов.
Оставив  жену  и  детей  на  общем  пляже,  я  как  мне  и  было  приказано  “энелятками”  пошел  вдоль  берега  острова  с  двумя  мешками  под  мышками.  Из-за  мощнейшей  солнечной  инсталляции  и  бокового  отражения  солнечного  света  белоснежным  песком,  жена  через  два  часа  сильно  обгорела  даже  под  навесом  и  с  детьми  эвакуировалась  на  берег  ближайшим  теплоходом.
   Позвонив  мне  в  голову  “энелятки”  предупредили  о  необходимости  поменять  направление  движения  и  с  пляжа  углубиться  в  центр  острова.  Грунт  острова  представляет  собой  песчаную  полупустыню  засеянную  ближайшим  древовидным  кустарниковым  родственником  оливок  со  сладкими  ягодками,  какими-то  колючими  кустарниками,  осокой  и  ковылем.
Температура  в  тени  была  34  градуса  тепла,  но  влажности  не  ощущалось.  Жар  был  как  в  сухой  финской  сауне.  Песок  сильно  прогрелся  и  передвигаться  по  нему  возможно  было  только  в  обуви.  
Через  несколько  километров  пути  я  увидел  большую  ракушку  рапана.  Мне  приказали  ее  поднять.  Так  и  было  сделано.  Через  несколько  километров  полуметровых  барханов-дюн  ракушки  стали  попадаться  чаще.  Кроме  рапанов  попадались  красивые  розовые  полукруглые  ребристые  крышечки  ракушек,  которые  я  не  ожидал  встретить  на  такой  широте.  Голоса  предупредили  о  необходимости  собирать  такие  ракушки  в  мешок.  Я  повиновался.  Пейзаж  подавался  мне  в  виде  образной  многоуровневой  информационной  системы.
Остров  казался  мне  неизвестной  планетой  с  торчащими  из  барханов  раковинами.  Я  ощущал  себя  Маленьким  принцем  из  романа  Сент-Экзюпери.  Казалось,  что  где-то  там  за  барханом  притаились  говорящая  роза  и  маленький  лис.
Одновременно  мне  подавалось  понимание  пан-спермической  теории  распространения  жизни  во  Вселенной.    Раковины  казались  космическими  женскими  семенами,  падающими  на  бесплодные  безжизненные  планеты.
Мне  сообщили  о  необходимости  кланяться  за  каждой  раковиной,  что  это  есть  самое  примитивное  базовое  упражнение  в  Йоге,  дышать  и  медитировать  я  умел  и  так  и  делал  это  дорогой.
Также  сообщили,  что  будут  лечит  меня  через  сексуальную  и  моральную  составляющую  для  регулировки  совпадения  вибраций  моего  физического  астрального  и  ментального  тел.  Я  согласился.
Оказалось,  что  раковины  рапанов  с  розовыми  ушками  похожими  на  женские  вагины  –  это  мои  контакты  с  посторонними  женщинами,  а  круглые  гребешки  –  это  легкие  флирты  и  заигрывания.  Не  скажу,  что  я  большой  морализатор,  но  через  10  километров  путешествия  по  безлюдным  живописным  барханам,  набрав  полным  один  мешок,  мне  показалось,  что  я  живу  уже  очень  долго…
“Энелятки”  неожиданно  предложили  мне  увидеть  или  услышать  свою  карму  и  ауру.  Я  удивился  и  спросил  возможно  ли  это?  Ранее  я  уже  занимался  холотропным  дыханием  и  знал,  выходя  из  своего  тела,  что  в  другой  реальности  моя  душа-воплощение  чистый  ручей  с  ивовыми  листьями  на  дне.  
Мне  предложили  послушать  себя  в  аудио  формате.  Я  услышал  в  пустыне  звук  водопада  с  хорошо  различимым  хрустальным  звоном.
Искупавшись  в  одежде  в  море,  чтобы  не  сгореть  от  загара,  я  двинулся  в  обратный  путь.  Постепенно  набрался  грехами  и  второй  мешок.  Голоса  предупредили,  что  теперь  я  могу  отпускать  людям  грехи  и  сильно  на  них  влиять.  Мешки  уже  были  полными  и  у  них  поотрывались  ручки.  Я  выбился  из  сил  и  чтобы  схитрить  решил  пойти  вдоль  моря,  где  не  было  никаких  раковин.  Я  был  тут  же  наказан  мощным  лучом,  который  прожег  мне  волдырь  на  стопе  правой  ноги.  Хромая  я  еле  добрел  до  последнего  мыса  у  маяка.  
Там  стояла  большая  палатка  ЛГБТ-ешников.  Куда  ж  без  них.  Рядом  на  берегу  лежали  надувные  резиновые  лодки  с  моторами.  Одаренный  даром  предвидения,  я  почувствовал,  что  мой  поход  здесь  не  безопасный.  Я  уже  достаточно  устал  и  вряд  ли  бы  хромая,  смог  отбиться  от  местных  “активистов”.  Тем  не  менее  местные  индейцы  голяком  веселились  в  море,  и  я  успел  проскочить  опасное  сближение  между  ними  и  их  палаткой.  Вдруг  один  из  них  повернулся  и  с  удивлением  и  разочарованием  от  упущенного  момента  прокричал:  “Вон,  один!”
Это  придало  мне  силы  и  я,  ковыляя  с  мешками  грехов,  отбежал  на  безопасное  расстояние.  Напоследок  “галактионы”  показали  мне  длинный  ряд  детских  безлюдных  песчаных  замков  на  берегу.  На  каждом  замке  лежала  детская  шапочка  или  кепочка.  Это  было  объяснение  и  понимание  того,  что,  вырастая,  мы  забываем  кем  мы  были  в  детстве  и  на  что  собирались  потратить  жизнь.  
Под  конец  мне  было  приказано  попить  целительной  воды  с  артезианской  скважины  у  маяка.  Я  сделал  четыре  глотка  и  несмотря  на  то,  что  я  потерял  за  пять  часов  “лечения”  три  килограмма  веса  и  прошел  не  менее  20  километров  по  сильно  пересеченной  местности,  пить  не  хотелось.  Вечерним  пароходом  я  убыл  на  берег  в  Скадовск.  Ракушки  я  отдал  своим  детям.  Они  мыли  их  во  дворе  и  раздавали  мои  “грехи”  всем  желающим.  Часть  из  них  я  оставил  в  гостинице,  а  часть,  набив  две  пластиковых  6-литровых  баклажки  из-под  минеральной  воды  привез  в  Киев,  где  и  демонстрировал  на  Петровке  своим  друзьям.  
   Влияние  на  людей  быстро  начало  сказываться.  Жадные  дарили  мне  книги,  которые  они  от  злости  собирались  выкинуть.  А  раненый  в  Дебальцево  подполковник  перестал  извергать  проклятия  в  адрес  политических  и  военных  оппонентов,  неожиданно  заявив,  что  политика  и  идеология  отравляют  сознание  людей,  стравливают  их  и  заставляют  убивать  друг  друга.  Что  не  важно,  где  живет  человек,  а  важно  то,  что  у  него  в  душе,  а  не  в  телевизоре!!!  

Надежда

Наша  планета  Земля  притащена  космическими  спасателями  Ариями  (Ориями)  из  созвездия  Ориона.  На  месте  нашей    старушки  –  Земли  в  нашей  Солнечной  системе  когда-то  висел  развалившийся  Фаэтон.  Фаэтонцы  воевали  с  Марсианами.  В  августе  Земля  входит  в  астероидный  пояс  из  остатков  Фаэтона  и  мы  наблюдаем  ночной  звездопад.  Марс  лишился  атмосферы  в  результате  конфликта  и  сейчас  марсиане,  живущие  глубоко  под  землей,  работают  над  ее  восстановлением.  Они,  отнюдь,  не  горят  желанием  быть  колонизированными  безмозглыми  землянами,  взрывающими  свои  атомные  электростанции,  вырубающими  деревья  и  загрязняющими  не  нами  отфильтрованную  для  нас  планету.  
Ископаемые  динозавры  и  мгновенно  замерзшие  мамонты  с  цветами  во  рту  –  это  история  огромной  разрушенной  астероидом  планеты  Антея  из  куска  которой  слеплена  наша  Земля.
Земля  уникальная  планета  по  богатству  природных  ресурсов.  Генетическое,  языковое  и  религиозное  богатство  и  разнообразие  человечества  связано  с  тем,  что  на  нашу  планету-Лабораторию  в  виде  эксперимента  подселено  представителей  с  16  планет  Межгалактического  союза  гуманоидной  формы  жизни.  
“Лабораторные  мыши”  тут  же  кинулись  бороться  за  ресурсы,  истреблять  друг  друга  и  грозятся  “колонизировать  своими  недостатками”  Луну  и  Марс.  На  Луне  находится  смотрящая  за  нами  Межгалактическая  база  ученых.  Кроме  того,  там  полно  и  без  нас  оружия,  чтобы  отбивать  космических  пиратов,  охочих  заполучить  нашу  планету.
Инопланетяне  строго  отслеживают  все  наши  промышленные,  военные  и  государственные  объекты,  чтобы  мы  не  нашкодили  сами  себе  неожиданно  сделанным  Чернобылем  или  Фокусимой,  а  еще  в  нас  есть  неистребимая  тяга  пульнуть  друг  в  друга  ядерными  ракетами…  
Межгалактический  союз  не  поддерживает  частые  контакты  без  нужды  с  такими  “баранами”  как  мы.  Исключение  составляет  экология  и  в  редких  случаях  здоровье.  После  Чернобыля  Межгалактический  союз  сильно  помогал  Украине  в  понижении  радиационного  фона.  Мы  и  здесь  почему-то  упираемся.
Моей  знакомой  контактерше  продиктовали  в  голову  формулу  и  методику  перегона  гамма  излучения  в  альфа.  Знакомая  полная  идиотка  в  физике  и  сначала  протестовала  против  такой  писанины  непонятных  значков.  Но  инопланетяне  выбирают  не  по  специальности,  а  по  духовности  контактеров.  В  Киеве  к  знакомой  подошел  человек  и  забрал  листочки  с  этими  формулами  для  дальнейшей  работы  с  ними.  Вы  что-нибудь  об  этом  слышали?  Мы  не  готовы  даже  к  тому,  чтобы  помочь  самим  себе.  А,  вдруг,  этим  воспользуются  наши  всесильные  соседи?!...

14.08.2017

адреса: http://www.poetryclub.com.ua/getpoem.php?id=745998
Рубрика: Лирика любви
дата надходження 14.08.2017
автор: Дмитрий Дробин