Сайт поезії, вірші, поздоровлення у віршах :: Дмитрий Дробин: Легенды Воздухофлотского проспекта (Часть 1) - ВІРШ


Дмитрий Дробин: Легенды Воздухофлотского проспекта (Часть 1) - ВІРШ
UA | FR | RU

Рожевий сайт сучасної поезії

Бібліотека | Поети нашого Клубу | Спілкування | Літературні премії | Конкурси Клубу Поезії | Контакти | Оголошення |  ДО ВУС синоніми |  Основи поетики | 

 
>> ВХІД ДО КЛУБУ <<
e-mail
пароль
забули пароль?
< реєстрaція >



Зараз на сайті - 12

Пошук


Перевірка розміру




Легенды Воздухофлотского проспекта (Часть 1)

Дмитрий Дробин :: Легенды Воздухофлотского проспекта (Часть 1)
Легенды Воздухофлотского проспекта На Воздухофлотском проспекте в Киеве в красивом особняке голубого цвета расположилось здание совместного пребывания Украинского Генерального штаба и Министерство тех же Вооруженных Сил. Интересных историй в историческом здании времен Булгаковского Николаевского кадетского корпуса и бывшего штаба Киевского военного округа хватит не на одну книгу. О части таких случаев, активным участником которых был автор, он и решил поведать читателям. Космо-нафт Первая история которая случилась с молодым “зеленым” майором Центрального аппарата, который имеет свои традиции и негласные правила роботы военной иерархии случилась, когда он работал еще на первом этаже легендарного здания. Отдел, где работал майор, занимался согласованием документов, которые подавали на подпись министру обороны Украины. Так как майор был в армии “целым” майором, что в Центральном аппарате совершенно резонно считалось “только” майором, поэтому как самому молодому работнику отдела, ему доверялось согласовывать: читать, исправлять, редактировать львиную долю документов. Внешне это выглядело как вереница многочисленных посетителей с документами различной степени сложности, важности, объёма и тематики. Посетители разных погон и “спортивных” штанов с лампасами поначалу пытались кричать на майора, подгонять его все скорее подписывать и пытались проскочить без очереди, оттеснив более мелкого по воинскому званию, или должности конкурента. Все это приводило к путанице листов и папок с документами, растягивало время изучения документа и приводило к впадению майора в ступор. Поэтому через две недели очередь научилась саморегулироваться и майор, поддержанный ею же, мог, не подымая головы от документа, поставить прыткого наглеца в конец очереди. Но однажды очередь, вдруг молча расступилась и кто-то властно положил свои документы поверх тех, что уже читал майор. Майор, не подымая головы, устало рявкнул посетителю собрать бумаги и встать в конец очереди, хвост которой исчезал из кабинета в широкий коридор здания. Так прошел очередной рабочий день. После того как ушел последний посетитель старшие по возрасту званию и должности товарищи по кабинету поинтересовались у майора за что он выгнал в коридор героя Украины космонавта генерал-майора Каденюка Л.К.? Опешивший майор, который день не поднимал головы от документов начал оторопело глотать ртом воздух, но дело уже было сделано. Так майор узнал, что настоящий космонавт очень скромен в быту и что он так и парит над грешной Землей и не обижает на ней даже майоров. Потом уже позже, встречаясь с этим человеком в широких властных коридорах майор испытывал к нему неподдельные симпатию и уважение. На этом “космическая” история вовсе не заканчивается. Прошло 18 лет. В стране прошли болезненные политические и экономические потрясения, а бывший майор получил в свое распоряжение огромную серьезнейшую космическую библиотеку первого космонавта Украины, который был вынужден оставить не только любимые дорогие ему книги, но и страну…. Экономия По долгу службы через руки майора проходило множество документов о разграблении и распродаже Украинской армии. Их масштабы потрясали и не вызывали привыкания даже, когда он стал седовласым полковником. Распродавались военные полигоны, санатории, базы, склады, аэродромы, военные городки, эшелонами “исчезала” военная техника. И вот во все этом военном хаосе один генерал-лейтенант заместитель начальника Генерального штаба с двумя военными академиями за плечами решил в целях экономии еще недораскраденых бюджетных средств погружать орган военного управления в осенне-зимний период в темноту путем отключения освещения в длинных и широких коридорах Генерального штаба. Понимания целесообразности этого у майора не вызывало. Он резонно считал, что на один украденный танк можно опаливать весь Воздухофлотский проспект до пенсии не только майора, а и всего Генерального штаба. Передвигаться в сумерках в штабе становилось опасным и офисный планктон брел, обычно, перебирая руками по стене, периодически сталкиваясь с “потенциальными” разведчиками всех разведок мира, которые тоже брели со своими документами из других служб и после сталкивания лбами в темноте собирали секретные документы друг друга с пола в свои папки. Вечер заканчивался изучением интересных чужих секретных документов, к которым оппоненты не имели допуска и вряд ли когда в своей жизни узнали такие глубины военных тайн. Но это было необходимо, чтобы узнать где же, в какой службе, отделе и у какого исполнителя искать свои документы для тихого обмена. Направления движения в коридорах обозначали маяки далеких отсветов открытых дверей круглосуточных дежурных служб. Часто возникали романтические случаи, когда бравые офицеры в темноте вместо своего начальника могли на ощупь определить половую зрелость секретарши или военнослужащей-женщины. Анонимность располагала к дерзости и безнаказанности… Случались и жуткие истории с травмированием, падением со ступеней маршевых лестниц нетрезвых защитников или очень не толерантными ощупываниями погон и штанов друг друга с целью определить очередность прохода. Все это озлобляло личный состав и делало его критично настроенным к ЛГБТ сообществу. И вот одним темным вечером майору улыбнулось военное счастье. Привычно передвигаясь по вечерним военным катакомбам штаба, его руки нашарили подтянутую фигуру “спортивные” штаны и погоны которой вместе с определенными запахами сигарет и одеколона выдавали в ней заместителя начальника Генерального штаба. Холодные руки майора скользнули с плеч жертвы и сомкнулись на шее онемевшего от неожиданности и страха “Генеракла”. После непродолжительных нежных конвульсивных обниманий на прощание майор оставил на щеке жертвы щетинистый поцелуй… На следующий день Солнце взошло над Генеральным штабом!!! И свет больше в нем никогда не угасал… Иерихонские трубы Кто из нас не знает библейскую историю про разрушение стен города Иерихона с помощью труб. Похожая история случилась и с нашим майором. Служба вынесла его на третий этаж Центрального аппарата, но молодость и исполнительность часто оставляли майора в отделе для ночных неотложных работ. В одну из таких ночей чтобы не задремать майор включил в компьютере ритмическую музыку и из настольных колонок полилась бодрящая мелодия. Через некоторое время майор начал ощущать необычные гравитационные волны за столом и качельные раскачивания стула под майором. Амплитуда раскачиваний неуклонно усиливалась, при чем это происходило в такт музыке. Майор насторожился и приглушил музыку. Амплитуда начала затухать. Майор добавил громкость и вновь начал падать со стула. Перекрытие третьего этажа опасно вибрировало. Так майор подтвердил правдивость библейской истории и оставил Генеральный штаб в покое, тем более, что управление в нем и так было частично нарушено через хаотическое назначение некомпетентных начальников. Некоторые из которых до этого ходили у майора в подчинении и были спасены от досрочных увольнений из-за служебного несоответствия исключительно из-за гуманизма и сердечности майора, который к этому времени уже имел не только четыре высших образования, но и большой жизненный и служебный опыты, которые бесконечно мешали продвигаться по служебной лестнице, упираясь как рогами принципами и порядочностью в служебный потолок…. Щелкунчик В одну из летних теплых жарких ночей майор как обычно остался на ночь доделывать очередную срочную бумагу. Было жарко. Он снял галстук и рубаху. Открыл окно и дверь в темный коридор для сквозняка. Ближе к полночи он услышал непонятный низкочастотный гул перемежающийся с топотом десятков ног и приглушенных голосов. Шум исходил от подвального помещения где находился узел связи. Шум вместе с давление воздуха как в Метро с приближением состава из тоннеля поднимался по лестнице, стравливался по этажам. И наконец живая человеческая змея из темноты выплеснулась огромным питоном на третий этаж и поползла по этажу, теряя скорость и давление через стравливание части своего жизненного потенциала в освещенные двери дежурных служб. Это напоминало крыс из сказки “Щелкунчик”, которые из темного угла с мышиным королем подбирались к освещенной елке в центре сказочного зала. Шум приближался. И, наконец, ползущий сплоченный человеческий организм заглянул несколькими любопытными грудастыми особями в женских юбках с простынями подмышками в распахнутые двери кабинета майора. Нельзя сказать, что майор был робкого десятка. До этого драматического момента в своей жизни он дважды успел за свои “подвиги” побывать на гауптвахте, терялся в пустынях, тонул в морях, мерз и голодал. Но стаю взрослых сексуально голодных телефонисток-связисток он видел впервые. В глазах майор читался страх и неподдельная тоска: “Тетеньки, пощадите!!!...”. Тетеньки пожалели майора и разошлись по дежурным службам и одиноким ночным исполнителям других кабинетов позади майорского. Страшная догадка мелькнула у майора, что периодический ночной шум за соседней гипсокартонной стеной вовсе не связан с просмотром шведских романтических фильмов, а является исполнением законов больших систем. Толпа обладает коллективным разумом, легко возбудима и от насилия ее отделяет только совместное времяпрепровождение. Об этом майору рассказывали в одном из университетов. Через час большой человеческий телефонный шнур-питон начал из пазлов женских тел с простынями, которые им выдают на суточное дежурство, собираться в единый некритичный мощный организм и сползать по маршевой лестнице в подвал Генерального штаба. Это было мощное человеческое потрясение для майора. Он не курил и поэтому слегка поседел… Прошло некоторое время и коллега из соседнего кабинета, переводясь из Генерального штаба, предложил майору унаследовать его мужские обязанности вместе со с-“писком” смен и именами особей. Майор за длительное время в Армии тоже много чего видал, но к такому повороту событий оказался морально не готов. Просто тупо недорозложенный. Хотя с сексом в Армии он столкнулся еще абитуриентом в Донецком военном училище, когда стада голых девок как в ночь на Ивана Купала наполняли собой вырубленный позже фруктовый сад, в котором находились палатки абитуриентов. Следующим случаем была голая нетрезвая женщина-дневальный стоящая со штык-ножом возле тумбочки в курсантской казарме. По-моему, это была традиция. Похожий со штабом случай был в школьной юности майора: старшеклассником будущий лейтенант возвращался с тренировки. Дорога лежала через пустырь со школьным стадионом и глухой подворотней, которую образовывали школа и библиотека. На встречу старшекласснику вывалила толпа очень красивых сексуальных девушек-подростков, которых он наглядно до этого знал, но не встречал такой толпой. При приближении старшеклассника толпа начала реагировать агрессивно – она распахнулась в цепь и перегородила дорогу. Все происходило молча. Это было коллективное сознание волчьей стаи при загоне жертвы. Старшеклассник попытался обойти цепь. Цепь начала дрейфовать и уплотняться в сторону старшеклассника. Так как мать старшеклассника десять лет проработала секретарем в суде, то он с детства был наслышан о разных экзотических случаях, о которых рядовые граждане даже не догадываются… Занятия единоборствами и участия в коллективных драках добавили старшекласснику опыта, что в случае если оппоненты собьют его с ног или повиснут на руках, то избавится или выйти здоровым или хотя бы живым шансов мало. Поэтому старшеклассник изготовился вырубить ближайшую тянущую к нему руки красотку. Времени на уговоры у него не было и из опыта он знал о глухости к ним толпы. История эта повторилась, когда курсантом будущий лейтенант ехал фирменным поездом “Уголек” Донецк-Киев и в курсантской форме проходил через плацкартный вагон, в котором везли толи женский интернат толи женскую сборную по чем-то. Когда курсант зашел в переполненный женскими организмами вагон к нему начали тянуться женские руки, стараясь схватить его за края одежды и спрашивая: “Молодой человек, мы с Вами нигде не встречались”? Курсант занимался у-шу, карате-до, дзю-до поэтому ловко отбивал тянущиеся к нему руки в стиле “Винчунь”-липкие руки и быстро продвигался по вагону вместе с шумом с боковых сидений, который по ходу движения привлекали к нему внимание тех, кто еще его не заметил. Остановка означала одно – СМЕРТЬ. Это курсант знал из рассказов матери из закрытых судебных слушаний. Позднее история зеркально повторилась с плацкартным вагоном, в котором перевозили украинских матросов с Каспийской флотилии на Черное море в Украину и в вагоне оказались несколько длинноволосых длинноногих девушек, которых почти добровольно отлюбил весь вагон в туалете так, что в нем вырвали двери, а волосы обезумевших от непрерывных оргазмов девушек беспомощно болтались в унитазе. Все тогда остались живы… Следующий случай уже был когда лейтенант служил на Ядерном полигоне. Пьяные старшие офицеры набрали “поварешек” (поваров и официанток) в сауну и на почве ревности, что одна из них сделала “интервью” не тому оппоненту, чуть не перестрелялись. Похожий эпизод подкараулил лейтенанта уже когда он служил в пехотном полку. В одну из ночей, когда он остался ответственным по полку и уже собирался прикорнуть в штабе в своем служебном кабинете, в дверь тихо постучали… На пороге стоял помощник дежурного по полку, который сообщил, что “барышня уже легли и просють”. Лейтенант непонятливо захлопал глазами. Помощнику пришлось переводить, что красавица-телефонистка заменена солдатом-связистом на шнуропарах, и в данный момент возлежит на кушетке в комнате отдыха дежурного по полку в ожидании развязки. По служебной иерархии право “первой ночи” предоставляется штабному офицеру потом дежурному с помощником. Нельзя сказать, что человек, который три года провел в тюрьме или пехотном полку и три года на опытном ядерном поле остается сильным моралистом, но все-таки какие-то условности есть. И лейтенант…. ОТКАЗАЛСЯ. Лейтенант знал, что с помощью этой телефонистки полк не один раз сдавал высокие проверки вышестоящих штабов и железная “двойка” по проверке часто менялась на твердую “тройку”, а то и жидкую “четверку”. Главная просьба замужней секс-красавицы была в том, что проверку желательно “сдавать” днем так как у нее ревнивый муж… В общем лейтенант, как и позже майор, был гуманист и с детства был очень любознательный… Глобус Украины Для встреч разных иностранных делегаций существует дипломатический протокол и этикет, в которых все расписано до мелочей, включая вопросы кто где стоит, и что кому дарит. Но в жизни всегда есть место для экспромта. Таким экспромтом оказался, как обычно, скинутый на какого-то затурканного майора вопрос выбора и закупки сувениров для иностранной делегации. Вопрос был незначительным, и никто не ожидал в нем существенного международного скандалла. По привычке для очередной инстранной делегации закупили в ближайшем сувенирном магазине “Глобус Украины” Винницкой картографической фабрики. Изделие представляло собой стеклянный глобус, на котором красовалась большого размера с материк Континент “Украина” в обрамлении окружающих ее сопредельных стран меньшего розмера. Все бы ничего, да, следующей делегацией, которой предназначались подобные сувениры оказалась делегация Народно-освободительной Армии Китая. С чувством юмора у китайских военных было нормально, и они только поинтересовались где здесь Китай. Им вежливо ответили, что это национальный шутливый сувенир – “Глобус Украины”. Китайцы ответили, что все поняли и только настаивают показать где на Глобусе Китай. После нескольких однообразных диалогов на одну и туже тему, когда вежливые Китайцы давали шанс Украинской стороне сохранить свое дипломатическое лицо и дорисовать Китай путем закрашивания кого-либо из соседей на Глобусе, военные китайцы суворо прищурились и отволокли свой сувенир в Китайское посольство. Ответ не заставил себя долго ждать и на следующий день Украинский МИД получил гневную ноту протеста про то как геополитичный “Кролик” не по рангу нагнул глобального “Слона”, которого сами хозяева считают “Драконом”. Вобщем, через несколько часов “дракон” залетел из украинского МИДа в Министерство обороны Украины и задранные до небес начальники принялись искать стрелочника “пупкина”, который чуть не перевел Украину в ряд “империй зла” для Китая. Нашли “пупкина”, вставили ему “стержень аж до неба”, а потом еще долго “лечили” майора дипломатическому этикету. Круг служебных вопросов майора был так же далек от дипломатического протокола, как лента пулеметчика, который на пулеметном языке в военное време должен будет уговаривать противоположную сторону военного конфликта обратиться к своим дипломатам, чтобы те приехали за Глобусом Украины… Через неделю по войскам до каждой отдельной воинской части была разосланна очередная безумная директива Министерства обороны Украины о запрещении дарить китайцам глобусы Украины. Безумец Однажды к майору, который в Центральном аппарате Министерства обороны слыл специалистом по нерешенным и уже просроченным вопросам, пришли двое посетителей из одного из многочисленных управлений Генерального штаба. Вопрос был давно провален: один из посетителей попал в квартирную аферу черных квартирных риелторов. Его включили в подставную цепочку длинных фиктивных перепродаж-покупок квартир друг у друга с большими платежами, но также и скрытно незаметно прописанными мелким почерком в договоре огромными штрафными санкциями в случае неисполнения условий договора. Офицер, удачно продавший свою большую дорогую квартиру в престижном районе за большие деньги, не мог вовремя заехать в другую поменьше с оставшимися деньгами на руках. То новые хозяева вовремя не передавали деньги, то старые хозяева не брали денег и не сьежали с квартиры, не передавая право собственности на нее. Вобщем, когда уже штрафные санкции двух договоров превысили все возможные преимущества продажи-покупки и угрозы бандитов отобрать все бесплатно дошли до ума посетителя, тот обратился за помощью к другу, а тот сказал, что только один человек в Центральном аппарате способен “отстирать” любого начальника в мутных водах Украинского бесправного правового поля. С тем и пришли к майору. Майор был в бодром расположении духа после очероедной “стирки” высоких “спортивых” штанов непомерно обокравшихся или оттупивших начальников. Посетители вывалили Магу и Волшебнику суть своей проблемы. Майор вдохновенно жевал бутерброд и казалось совсем не слушает посетителей. После окончания рассказа майор вдруг спросил виновника происшествия: “А скажите, пожалуйста, Вы, случайно, не член Союза охотников?” Майора и так считали не от мира сего в Центральном аппарате, когда он гонялся за своим начальником с закладками в книжках, вынуждая его подписать бумагу в предложенной Магом и специалистом редакции. Такое мало кому сходило с рук. Но такой майор был один и его терпели. Посетители умели ценить Вечность и поинтересовались у майора о сути безумного впороса. Майор ответил, что только безумцы идут консультироваться о продаже квартиры после ее продажи. Поэтому как учил Гипократ безумство нужно лечить исключительно безумием. Холодный пот прошиб посетителей, но выхода не было. Пришлось отвечать: “Да, член Союза охотников”. “Может у Вас еще и ружье есть?” – осведомился майор. “Да” – ответил посетитель. Настала очередь майора: “Все, что я Вам сейчас расскажу запомните очень детально, а лучше запишите. Оденьте гражданскую одежду. Выйдите на Крещатик и немного постреляйте в воздух из ружья.” “Но меня же сразу арестует милиция!” – ответил посетитель. “Отлично” – Ответил майор и продолжил: “Она Вас доставит в отделение. Там начнут проверять Ваши документы. Из удостовернеия личности выяснят, что Вы офицер и передадут Вас в Военную комендатуру Киева. После этого по факту хулигантсва на центральной улице страны Военная прокуратура возбудит уголовное дело в ходе которого назначат психиатрическую экспертизу. Начнут запрашивать с работы документы, характеризующие Вас по службе и как личность. Вот тут-то и необходима фантазия. Нужно уговорить Вашего начальника составить задним числом несколько служебных расследований о чудачествах виновника на службе типа забываний застегнуть ширинку в штанах, поливания цветов чернилами, делания и запускания самолетиков из секретных документов. После этого Вас отправят в 10-е психиатрическое отделение Киевского центрального военного госпиталя для установления вменяемости и вот тут-то и есть Ваш звездный час.” Майор только что заочно закончил очередной ВУЗ по специальности психология и достал из шакафа толстый “Справочник психиатора”. Он протянул справочник посетителю и предложил выбрать понравившийся диагноз и выучить его наизусть. В качестве наглядных пособий майор порекомендовал рассказ “Бабочка” Александра Покровского из книги “Расстрелять”, книги Станиславского “Работа актера над ролью” и “Работа актера над собюой в процессе перевоплощения” и тройку учебных кинофильмов “Полет над гнездом кукушки” по одноименной книге Кена Кизи, епизод с отцом Онуфрием на скале из ленты “12 стульев” из ранней черно-белой версии и фильм “Последний подвиг” о революционере А.С. Тер-Петросяне, партийная кличка Камо, который инцинировал сумасшествие в Тифлиской тюрьме. Майор пояснил, что с Армией, конечно, придется завязать, но в качестве утешительного приза останутся две квартиры: проданная и купленная, неплохая пенсия по инвалидности умственного труда и справка о недееспособности, которая сама по себе дорого стоит… Начальник потерпервшего офицера был гуманист и без колебаний подписал все бумаги о чудачествах своего добросовестного офицера. 10-е отделение использовалось в слепую и нужно было месяц самозабвенно и терпеливо разыгрывать невменяемого идиота, пугая своими неожиданными выходками желающих откосить от службы в этом отделении. Офицер был очень добрососвестным, несмотря на свою правовоую доверчивость и наивность. За три дня он прошел необходимый курс подготовки. Все необходимые бумагбыли проверены майором, а вечером после службы в тишине Генерального штаба давалась премьера “Безумец” для ограниченного показа доверенным лицам. Нет нужды пересказывать актерский успех офицера. Сослуживцы, привыкшие ко многому за годы службы, были в полном восторге. Премьера была встречена бурными овациями. Майор “Станисласвкий” принимал поздравления. Таких проводов Центральный аппарат не знал ни до ни после. На следующий день Крещатик огласился беспорядочной пальбой по воробьям… Месяц пролетел незаметно. Бандиты начали искать незадачливого офицера, чтобы переписать на себя его квартиры и “отжать” денежки. Жена растеряно разводила руками, а дети дружно ревели, что их “папа сошел с ума”. Довольные бандюганы отправились искать потерпевшего на службу. По телефону на бюро пропусков Генерального штаба вежливо сообщили, что “данный офицер в дурдоме”. Пожалуй, это был единственный случай, когда из одного дурдома отправляли в другой. Бандиты бросились в Госпиталь и стали трясти начальника 10-го психиатрического отделения: “Браток, помоги, бабла дадим…” начальник абсолютно искренно сообщил, что комплексная судебно-психиатрическая экспертиза показала, что подобные договра мог подписать только полностью невменяемый человек. Вдобавок ко всему в окне второго этажа появился невменяемый счастливчик с недельной небритостью и принялся отжигать на подоконнике первобытные танцы островных народов. Потрясенные бандиты еще долго курили под окнами отделения из окна которого счастливо бесновался их недавний знакомый. Впоследствии друг потерпевшего вместе с ним еще дважды прокручивали подобные финты со справкой пока эта схема морально не устарела в Киеве. Сам потерпевший сделал блестящую карьеру в разных конвертационных центрах Киева, так как на него можно было повесить что угодно, и он ни за что не отвечал. Бандитсякий мир Киева принял его как авторитета. Несколько лет спустя друг потерпевшего и по совместительству его антрепренер еще дважды делился с майором гонорарами от очередных премьер. Когда майор дослужился до полковника и сам решил комиссоваться через Киевский центральный военный госпиталь, то “Станиславского” там уже хорошо знали и ему там никто уже не верил. Но обо всем по порядку и об этом будет позже… Пить или не пить – вот в чем вопрос? Однажды генералы Центрального аппарата пошли в баню. Там как водится стали разливать горячительные напитки. Тут один возьми и скажи: мол, не пью я. Такое в Армии обычно не приветствуется и не прощается. Тогда друзья ему и говорят: “Возьми хоть чаю в стакан налей, чтобы с нами, друзьями было чем чокнуться”. А зря… Генералы то в баню без денщиков ходють. Вот генерал и решил себе кипяточку в тонкостенный стакан из чайничка без чайной ложечки плеснуть. И не угадал… Стакан лопнул и обварил “генеральское достоинство” кипятком. Ну тут, конечно, скорая. Привозят генерала в госпиталь. А генерал то важный такой попался. Ну и начальник госпиталя чтоб ему угодить назначил к нему молодую восемнадцатилетнюю красавицу “для сдачи проверок”, чтобы она ему, значит, перевязку этого самого места нежными руками делала. А генерал-то такой темпераментный оказался, что “генеральское место” во время перевязок увеличивалось в размерах и вызывало не только дискомфорт, но и напоминало об описанных в Военном уставе “тяготах и страданиях”… В общем не выдержал наш генерал и поковылял начальника госпиталя задирать: “Дай, – говорит, – мне, старый осел, солдата-санитара. Они меня меньше возбуждают”. Тем история и закончилась. Но чай потом этот генерал пил с майором только с подносика… Международное сотрудничество Международное сотрудничество тоже имеет много своих чудесных скрытых от общественных глаз преимуществ. Необходимо было реформировать Украинское войско на НАТОвский стандарт. И под эту марку много пузатых начальников ездило по заграницам попить пиво с коньяками и на халяву посмотреть местные красоты за приличные командировочные в валюте. После того как уже остались “выпитыми” США, Канада, Германия, Франция, Англия, Италия, Израиль, осталась “недопитой” только непривлекательная Польша. Начальник майора присягнулся при всех на совещании, что пока он будет в начальниках у майора-розумника с четырьмя высшими образованиями разных стран, тот никуда не поедет в командировки и не будет учится ни на каких мысленных курсах, чтобы избавить начальника от бесконечных исправлений его начальствующих ошибок и заблуждений с наглой демонстрацией майором в какой книжке это описано. Но время истекло и уже необходимо было реформировать Украинскую армию, а все, что помнили многочисленные начальники-делегаты – это как по утрам болит голова от вчерашних “изучений”. Большими братьями-начальниками было принять коллективное решение взять розумного майора мимо его начальника в Польшу, чтобы он изучил иностранный опыт и придумал как его применить в Украине. Когда начальник майора увидел решение начальника Генерального штаба об отправке непокорного майора в Польшу, начальник, забыв о субординации, потеряв страх, помчался в приемную генерала армии Украины поскулить о нелепой ошибке Генерального штаба и о свое готовности “допить недопитое” своими коллегами. В “военном зоопарке” редки случаи восстаний или непослушаний мелких павианов против вожаков “горил-генерил”, поэтому потерявший нюх и осторожность павиан был быстро “растерзан” и “принужден” к послушанию методом близким к наказанию непокорных в стае вожаками-шимпанзе… Так служебное счастье улыбнулось простому майору и он поехал в Польшу. Международное сотрудничество – это такая же баня только в международных масштабах. Недаром Брежнев с президентом Финляндии ходил по вопросам международного сотрудничества в финскую баню. Перед отправкой делегации с майором в Польше уже была высокая делегация пузатых начальников из Украины и, судя по тому как потом принимали делегацию с майором, нетрудно было догадаться что там делали предшественники... Когда высокое Польское начальство узнало, что к ним через две недели возвращаются их Украинские коллеги с визитом, оно решило, что те уже объехали весь мир и слабо нуждаются в передовом Польском опыте, которые и сами еще толком не разобрались что же там делают в НАТО. Поэтому начальство дало команду ничем не нагружать таких милых украинцев и просто за казенный счет дать им хорошо отдохнуть от “непосильных” трудов по изучению этого самого опыта. Украинцев отвезли в крутую лесную гостиницу в заповеднике с охотой на косуль. С вечера хозяева расспросили кто из гостей что пьет и в каких объёмах. Майор “пожаловался” на свое пристрастие к дорогим маркам вина, но в объёмах не более одного фужера. Вечер первого дня закончился обильным возлиянием в охотничьей гостиной украинцев вместе с двумя гостившими там охотниками миллионерами нефтяниками из Техаса и Норвегии. Утро следующего дня завернутые в мокрые полотенца от головной боли и абстинентного синдрома сопровождающие делегацию поляки встретили, наблюдая с балконов как пузатые украинские полковники в трико на лужайке перед гостиницей, резвясь, бодро изображали комплекс вольных упражнений… Майора среди них не было. Майор был спортивным крепким малым. Поэтому встав утром ранним, он, перебежав через мост над лесной речушкой убежал в чащу леса для оздоровительной пробежки. Через час беганий по незнакомым тропинкам майор окончательно заблудился и перешел на шаг. В гостинице уже был отработан такой вариант событий и по следу горе-майора была пущена охотничья собака, которая без труда нашла майора. Собака призывно лаяла и звала майора следовать за собой. Собака показала майору короткий путь к гостинице через лес и брод в реке. Жильцы уже все собрались в охотничьем зале за завтраком и ожидали не в меру спортивного майора в мокрых толи после вчерашнего толи от служебного рвения штанах. На столе перед приборами майора, как и было обещано с вечера, стоял один огромный как аквариум фужер, в который было налито литров пять дорогого вина. Майор было запротестовал, но хозяева апеллировали, что как договаривались – один фужер. И, что, мол, если майор его не выпьет, то никакого показа опыта НАТО не будет. Майор пытался отпить из “аквариума”, но подымалась такая волна и качка, что майор быстро выбился из сил. После чего майор попытался объяснить радушным хозяевам, что в таком объёме вино воспринимается скорее как микстура, а не как удовольствие. После всего украинскую делегацию повезли показывать ближайшую воинскую часть, потом дом офицеров, потом город, везде полируя достопримечательности пивом. Обессилевших от замков и подвалов гостей привезли назад в гостиницу. В каждом номере на столах стояло бутылочное и баночное пиво разнообразных сортов. Майор каждый день сбрасывал его в огромную хозяйственно-туристическую сумку, предусмотрительно взятую с собой. После ежедневной уборки в ВИП-номерах пиво неизменно появлялось на столах в таком же количестве. На третий день питья украинцы заметили, что белье сложенное в шкафу в коридоре перед номерами для того, чтобы его стелить на постель… Так как делегация было ошибочно принята за более высокую, из Варшавы позвонили и потребовали, чтобы гости “ни в чем не нуждались”. Для гостей за бюджетные деньги были проведены девушки для “эскорт-услуг” по статье “переводчицы”. Они были куплены на один вечер. “Переводчица” весь вечер как могла объясняла майору, что она завтра уезжает. Из чего майор сделал стойкий вывод, что не стоит заводить отношения с девушкой которая “завтра уезжает”. Переводчица билась в припадке от бестолкового украинского майора. Международные украинско-польские отношения могли по ее вине быть на грани катастрофы… Чтобы утешить “переводчицу” в ее бесполезности для делегации, так как делегация продолжит свою работу и дальше без перевода, майор отвел “переводчицу” к нефтяникам-миллионерам и она как могла “переводила” им до утра. В день отъезда пивную сумку майора было не оторвать от пола и понадобились сначала польские солдаты, а затем и украинские чтобы засунуть ее в поезд, а после вытянуть ее оттуда. Нет нужды рассказывать, что до сих пор Украинская Армия переходит на НАТОвский стандарт... Выйдите вчера… Однажды пытливому майору пришло в голову проверить как работает пропускная система Генерального штаба. Не сдавая с вечера вчерашний пропуск на КПП часовому, майор, уходя домой с работы, бодро махнул через забор. Утром майор выписал себе новый пропуск на новый день в Бюро пропусков и двинулся на КПП. Так как все пропуска имеют строгую отчетность и вечером после работы специальные люди высчитывают количество “замерзших” в Генеральном штабе иностранных разведчиков, то и пропуск майора был отмечен как “заночевавший” в Генеральном штабе. Часовой, сверив данные по пропускам за истекшие сутки, перегородил дорогу майору на вход в Генеральный штаб и невозмутимо произнес: “Выйдите вчера – зайдете сегодня…” Бутылка коньяка Перебирая в очередной раз документы, внимание подполковника, вдруг, привлекла необычная бумага “схемами” по закупке, перемещению и использования топлива для военной техники. Из бумаги выплывало, что украдено топлива на 5 миллионов гривен. Подполковник был очень искренним и патриотичным и решил спуститься на этаж ниже к тыловикам-автомобилистам узнать куда это уплыло топливо на 5 миллионов. Тыловики похвалили подполковника, что он очень умный и, что он единственный, кто догадался как они это прокрутили. Уважительно похлопывая подполковника по плечу, они достали из сейфа бутылку дорого коньяка и коробку конфет. Вручили их подполковнику и сказали, что он может идти к себе, ни о чем не беспокоясь. Подполковник возмутился, что это же кража в особо крупных размерах. Тыловики его успокоили, что за такие деньги в этой стране еще никто не сел и подполковник зря волнуется об Армии. Подполковник вернулся в свой кабинет, заперся изнутри, налил себе коньяка и еще долго задумчиво жевал шоколадные конфеты, раздумывая, что же именно было не так в Донецком военно-политическом училище, где его когда-то выучили быть не в меру честным… Вся страна у нас – музей Майор в Министерстве был очень “перспективный”, в смысле очень молод и ему доверяли “носить горшки” за многочисленными иностранными делегациями, которые валом валили убедиться своими глазами, что, действительно, для перехода Украинской армии на НАТО-вский стандарт нужно как можно больше распродать этой самой Армии, иначе эта же Армия будет мешать Украине защищать ее от возможный врагов НАТО (как впрочем вскоре оно и случилось). НАТО решило, что в Украинской армии достаточно инженерных войск и военно-транспортной авиации для обслуживания этой самой “НАТы”. Все остальное можно распродать. Из Украины потянулись караваны контрабандных кораблей-“Фаин”, переполненных свеже-украденным оружием. Это существенно усилило арсенал Сомалийских пиратов потому, что даже они знали, что его в Украине никто искать не будет. Для того, чтобы убедиться, что еще не время нападать на Украину и, что еще не все распродано, приехала в Министерство обороны Украины с визитом делегация Министерства обороны Российской Федерации. Майору поставили задачу веселить высоких “запоребриковых” гостей. Старшим делегации был генерал-лейтенант начальник Управления делами Министерства обороны Российской Федерации. Как уже неоднократно отмечалось в Украинской Армии много смышлёных военных. Не все из них знают, как украсть. Есть еще достаточное количество очень даже инициативных. Именно к таким относился и наш майор. Из многочисленных “откашиваний” от службы в Киевском центральном клиническом госпитале, кочуя по его разным отделениям, майор знал, что госпиталь размещается в Старинной крепости, в которой одновременно квартирует музей “Киевская фортеция”. Музей подчинен Министерству культуры и это спасло его фонды от участи музея Вооруженных Сил Украины, что находится в Доме Офицеров на Грушевского. Многочисленные экспонаты которого, по возможности, были заменены муляжами, а сами экспонаты проданы. На военных складах с оружием и боеприпасами, где изготовление масштабных муляжей было трудоемко и не экономично, периодически случались “передкомиссионные” пожары с одновременным отселением беспечных жителей с 30-километровой зоны и перекрытием железных дорог. Времени в госпитале было предостаточно и любопытный майор частенько захаживал в музей, где они с его директором иногда “на полянке” обсуждали вопросы культуры в Украине. Из культурных “чаепитий” майор помнил тоску начальника музея по крепостным пушкам, которые хранились запасниках Санкт-Петербургского музея Артиллерии, Инженерных войск и Войск связи. Петербургский музей находился в ведомстве Министерства обороны Российской Федерации и майор решил помочь родному музею попробовать вернуть свои пушки, ранее вывезенные “Старшим братом” из Украины в Ленинград. Директору нужно было организовать только “поляну” в “Косом капонире”, который относился к зданиям Киевской крепости, переданным в распоряжение музея. Из большого военного опыта майор знал, что на “поляне” решаются самые невероятные вопросы, даже, что касается в будущем обмена военнопленными или прекращения огня между полевыми командирами впоследствии на Донбассе. Поэтому правительство подошло к этому вопросу с опаской, чтобы они там без спросу чего-нибудь не наменяли или не прекратили, и перенесли все эти решения на межправительственный уровень в Минск. Получилось очень интересно: одни “хулиганят”, другие выясняют, что полностью заблокировало оба вопроса. А пока принимающий российскую делегацию майор самовольно изменил пункт программы приема высоких гостей и завез их на осмотр музея “Киевская фортеция”. Граф Потемкин по достоинству бы оценил грандиозность замыслов майора с директором музея и всех последующих декораций. Пока гости обходили по кругу все музейные сводчатые залы дальнего капонира, в закольцованном зале его главного входа их уже ждали грубые средневековые лавки и столы, ломящиеся от яств и напитков. Подождав, когда гости окончательно захмелеют и перейдут к вопросу “ты меня уважаешь?”, изрядно подобревший и тронутый приемом российский “князь” – генерал-лейтенант покровительственно стал спрашивать у директора музея: “Чего, боярин, желаешь? Проси – исполню”. Тут директор и давай ему про пушки толковать. Ну что для такого огромного Российского военного ларька какие-то там пушки? Вот генерал-лейтенант начальник управления делами Министерства обороны Российской Федерации и говорит: “Эка, сложность. Сразу по приезду дам команду отдать Вам все Ваши пушки без никаких компенсаций и контрибуций, но перевозка их будет за Ваш счет, так как Российские железные дороги не по зубам даже Министерству обороны.” Посчитали по действующим тарифам стоимость аттракциона. Оказалось, что за такие деньги проще заказать такие пушки в Киеве на заводе “Арсенал” сделать по новой. Когда в России возникла необходимость Министерства обороны поставить танк Т-34 на памятник в одном из городов, то посчитав стоимость его перевозки по железной дороге от места хранения танка к месту его увековечивания на памятнике, приняли решение перегнать его своим ходом. Т-34 проехал полторы тысячи километров своим ходом, чем лишний раз прославил его конструктора Кошкина. Впоследствии сделали красивые декоративные пушки на “Арсенале” с лафетами образца первой половины ХIХ века из порошковой бронзы китайского образца начала ХХI века. Это привело к необходимости нанимания музеем охранного подразделения милиции для охраны этих пушек от желающих их укатить для сдачи цветного лома. В музее часто проводились разные реконструкции баталий былых времен и при заряжании порошковой пушки не порошковым зарядом пушку разорвало и был ранен ее заряжающий – работник музея. Это уже потом во времена АТО стали производить такие же минометы, которые разрывало по похожим причинам. А пока раненого работника тихо положили лечится в госпиталь той же крепости. Встал вопрос чем рассчитываться майору за такую богатую и насыщенную программу приема высоких гостей в крепости кишащей в мерцании вечерних факелов горячими цыцкастыми крепостницами-работницами того же музея... Гости были вне себя от восторга и теплоты приема и отказывались от протокольного официального дружественного ужина в Доме офицеров на Грушевского. Верилось, что по возвращению на Родину они готовы были лично вручную закатывать на железнодорожные платформы указанные орудия. Как уже отмечалось, майор был очень смекалистым потому, что до этого служил в обыкновенной пехоте, а другие там попросту не выживают. Поэтому майор предложил украинскому Министерскому генерал-лейтенанту, который должен был “облобызать” по протоколу российских гостей чет-то отблагодарить доброго директора музея. Генерал растерянно развел руками – все и так уже раскрадено, что ж ему дать? Майор быстро нашелся и предложил вручить директору нагрудный знак “Министерство обороны Украины”, который полагалось носить всему Министерскому люду в Центральном аппарате для того, чтобы весь остальной народ из просителей и прихожан склонялся в глубоком почтении и чтобы не было казусов, если кто вдруг кого не по рангу куда послал… Знак ни к чему не обязывал и был просто элементом формы одежды, правда красиво исполненным в стиле проекта большого герба Украины с казаком и медведем вокруг малого тризуба – Герба Украины, овитого ветвями калины со склоненными гетманскими булавами. Майор составил на фирменном номерном Министерском бланке бумагу с высокопарным посвящением директора в рыцари и подписал ее у своего генерал-лейтенанта. На тайной вечере в Крепости майор ловким движением волшебника достал из-за пазухи непонятный “орден” и бумагу к нему. Вручать и читать доверялось заезжему Российскому звездно-лампасному “мальтийцу”. Это был полный перебор потому, что директор музея состоял в Союзе крепостей Европы и был по уши начитан сказками про разных тамплиеров, масонов и мальтийцев. На бумаге был указан номер “ордена”, который совпадал с номером раритете, лежащего в красивой бархатной коробочке. От такого неожиданного посвящения гостем такого уровня в рыцари и вручения бумаги с “орденом” директору стало плохо и его пришлось отливать для приведения его в чувство. Бедолага еще не знал, что его тщеславие и честолюбие сделают его бессмертным Киевским тамплиером Жаком-де-Майолем. Обзвонив на следующий день всех своих знакомых и коллег с сообщением о своем посвящении в рыцари, директор сел писать в Украинское Министерство обороны запрос об уточнении своего рыцарского статуса и привилегий. Запрос попал в суровые руки бездушных кадровых Министерских клерков и был тут же удовлетворен ответом в классическом стиле “сам дурак”… Директора хватил приступ и он заговаривался еще целую неделю. Закончилось все по-рыцарски: уже при подготовке к Евро-футболу рыцарь-директор решил побороться за сохранение крепостных валов, нещадно срываемых в целях облагораживания примыкающего к крепости Олимпийского футбольного стадиона. Вопросы старины и культуры не вписывались в программу “распиливания” футбольного бюджета государственными коррупционерами и директора быстро и громко уволили. Еще долго на Печерске встречали чудака с “рыцарским орденом” на банте, который убеждал удивленных прохожих рассказом как он сам пил с Великим “Мальтийским” магистром под сводчатыми потолками Киевской крепости… После такого “аттракциона” соваться майору в Киевскую крепость – Клинический госпиталь резону больше не было и государственный отдых на “больничке” пришлось заменить на многочисленные курсы повышения многочисленных квалификаций. Маша Имя ее по соображениям секретности изменено автором, но смысл рассказ из-за этого не утрачивает. Майор, едва получив новое воинское звание подполковника, перевелся в другой отдел на выше сидящую должность. Почему сидящую? Да потому что никто по Центральному аппарату, как в Армии не бегает, да, и бродят только по необходимости. Сидят себе, перекладывают разные бумажки со стола на стол и изображают страшную важность, занятость, секретность и разговаривают с армейскими посетителями в полголоса. О такой судьбоносности посетители страшно волнуются, заикаются, потеют, путаются в докладе и радостно вздыхают, вырвавшись под пули на передовую к нормальным людям и врагам. Так и наш герой с четырьмя ничего толком не научившими его и вредными в Армии высшими образованиями пришел служить в новый отдел. Отделом командовал целый генерал, а в прежнем – только полковник. Несмотря на живого генерала, отделом лихо руководила девушка-солдат и полковники ее вежливо слушали и докладывали ей об исполненном или об устраненных недостатках. Это никак не сказывалось на работе отдела и он работал даже лучше, чем когда генерал пытался разобраться чем он в Генеральном штабе руководит. Дошла очередь и до новоиспеченного подполковника. Его вызвала солдатка к себе “на ковер” в кабинет в присутствии других полковников поставила всем задачу по текущим в отделе вопросам. Подполковник промытый десятилетиями Уставом и даже принимавший участие в сочинении 120 страниц текста Украинского Устава опешил от такого вольного трактования раздела “Старший и младший. Начальник и подчиненный”. Когда пришло время указанным офицерам докладывать солдатке, полковники бодро отрапортовали о сделанной работе, а подполковник предложил “девушке” вернутся к Уставу. Повисла неловкая тишина. “Девушка”, не теряя самообладания, для восстановления дисциплины и управляемости отдела, поставила задачу старым полковникам научит молодого подполковника “военным манерам... ” Подполковник до этого служил в разных пехотах и совершенно не разбирался в особенностях “паркетной жизни высоких штабов”. Поэтому подполковник взвился и кинулся писать рапорт о всем с ним происшедшим в новом отделе генералу и о необходимости вернутся к исполнению Устава в отделе. Ох, зря! Забыл подполковник, что в детстве учили не ябедничать, да, и со своим, даже если он военный, Уставом “не лезть в чужой монастырь”. Генерал удивленно прочитал рапорт о “восстании” в отделе. Была приглашена солдатка для выработки общего плана будущей военной компании по восстановлению управления отделом. Солдатке был вручен рапорт подполковника о “ябидничании” на нее и спрошено ее мнение по этому поводу. Приговор солдатки после рассмотрения рапорта подполковника звучал приблизительно так: “Если Вы не уберете этого наглого подполковника из отдела, Я Вам больше никогда не дам!!!” Седой генерал вызвал прыткого подполковника с двумя его прямыми начальниками к себе в кабинет и спросил начальников подполковника: “Правда ли, что подполковник оскорбил генерала?”. Начальники имели неплохой “паркетный” опыт службы и понимали куда клонит генерал и без косых намеков. Поэтому трусливо подтвердили. Тогда генерал, заручившись пониманием начальников подполковника текущего вопроса, предложил им написать негативную характеристику на увольнение непокорного подполковника. Посмотрев в искренние голубые глаза “Спасителя” оба начальника неожиданно дрогнули и оба отказались увольнять подполковника. Выйдя из кабинета, удивленный скорее их отказом, чем предстоящим увольнением подполковник решился спросить у начальников: “Почему же они, Иуды, оба только что предавшие своего подчиненного у него на глазах, вдруг, отказались трусить дальше и “добить” подчиненного его увольнением.” Начальники потупились и наперебой начали горячо говорить, что в жизни есть предел подлости. Есть порог отчаяния, который они не смогли переступить, чтобы уволить человека, не имеющего замечаний по службе, который, находясь в отпуске, с температурой и болезнью, по просьбе обоих начальников вышел на службу для помощи в решении сложного служебного вопроса, для решения которого необходим был глубокий узкий специалист. Генерал, кряхтя, взялся за перо и лично сочинил “проклятия” в служебную характеристику подполковника. Текст гласил, что несмотря на предыдущие успехи, медали, грамоты, дипломы и командировки, подполковник ничего не смыслит в службе, Устава не знает и вообще не помнит на какую сторону одевают военную форму. С тем и поехал подполковник на Военно-врачебную комиссию. С солдаткой подполковник был знаком и ранее, еще по старому отделу. Она приносила документы на согласование для подачи их на подпись Министру обороны. Солдатка была действительно красивой и харизматичной. Но принимающий ее там майор был так загружен, что ничего не мог предложить напирающей на него штабной красавице с двусмысленными предложениями, переходящими в требования... Закончилось все ябедничанием майора своему начальнику отдела, чтобы не в меру пылкую гостью пускать в кабинет майора только в сопровождении посторонних лиц. Так, что даже плюя в сексуальный колодец, никто не знает, что оттуда потом может вылететь... Так и случилось. Впоследствии через несколько лет солдатка, успевшая за это время стать прапорщиком и “покомандовать ни одним отделом Генерального штаба” не раз обращалась к пенсионеру для помощи в разных специфических вопросах службы. На вопрос пенсионера: “Почему она решилась обратиться именно к нему, имея такой штат подчиненных?” Прапорщица ответила, что в отличии от безмозглых звездных генералов в спортивных штанах, она высоко оценивает не только компетентность уволенного коллеги, но и его порядочность, что тоже выгодно отличало последнего от среднестатистического “паркетного планктона”. Бывший подполковник не отказал своей обидчице в помощи, ибо именно в этом и кроется наше призвание и сила порядочного и доброго человека. Даже через годы Добро победило Зло… А может это была неразделенная “паркетная Любовь”? Но настоящая Любовь не мстит. Значит это все-таки была прапорщик Гоморра. Наверное, это одна из причин неудач планирования военных операций Российского Генерального штаба на Востоке Украины. Потому, что Путину и его генералам с разными там академиями невдомек на что способна обманутая в ожиданиях солдат, женщина-военнослужащий Украинского Генерального штаба… Госпиталь А пока вместе с нашим героем перенесемся в славный Киевский военный госпиталь и испытаем всю глубину дворцовых интриг, который так отличаются от бравурных телевизионных реляций и глянца журнала “Вийско Украины”. Ничего не подозревающий подполковник добросовестно за день прошел всех положенных специалистов, сдал все анализы и беспечно пришел после обеда к начальнику медицинской службы госпиталя для печати на документе о годности и вменяемости к службе подполковника. Хотя, человека несколько лет прослужившего на “паркете”, отказавшего во “внимании” хоризматичной красавице, переходящей фаворитке не одного генерала, да еще и грубо с ней поступившей, трудно назвать вменяемым… Начальник медицинской службы госпиталя удивленно вскинул брови и поинтересовался: “Как это Вы так быстро прошли медицинскую комиссию, если на нее дается 10 суток?”. Подполковник ответил, что ничего этим не нарушил и что самое время подписать документы и поставить заветную печать. Он не знал, что уже не один генерал Генерального штаба позвонил заместителю начальника госпиталя с просьбой уволить злосчастного подполковника, который грозит оставить без “личной” жизни или без ее приятных воспоминаний такое количество генералов. Начмед был человек понятливый и сказал подполковнику, что сейчас генерала “нет дома” и некому поставить печать и расписаться. Подполковник был удивлен такому вниманий к своей мелкодисперсной по понятиям Центрального аппарата персоне. С чего бы это самому медицинскому генералу интересоваться жалкой персоной никому не известного подполковника, когда и просты полковникам документы подписывает начмед? На следующий день сияющий начальник медицинской службы госпиталя радостно сообщил подполковнику, что есть сведения, что подполковник чем-то там болел 10 лет назад… и, беспокоясь всем госпиталем за здоровье подполковника, необходимо пройти более глубокие обследования. Подполковник с удивлением побрел к окулистам смотреть “мультики” и разные электронные чудеса. Но на удивление окулистов, от увиденного в Центральном аппарате и выше описанном читателям, подполковник не только не ослеп, но даже и не притупил зрение в подглядывании. Эндокринолог заявил о дорогостоящих исследованиях. Подполковник по долгу службы в Центральном аппарате был осведомлен о состоянии дел в Госпитале и об отсутствии дорогих реактивов для диагностирования редких болезней. Но эндокринолог успокоил подполковника, что их ни для кого нет, но лично для такого дорого подполковника они изыщут все реактивы. Так, что от болезни подполковника ничто не спасет… На утро уже был готов диагноз подполковника, хотя результаты анализов запаздывали. Но медицина не может ждать, а экстренная медицина может ставить диагноз не только на глаз, глядя на пациента, но и на слух – выслушивая по телефону убедительную просьбу высокого начальства. Счастливый эндокринолог вручил подполковнику эпикриз из текста которого следовало, что подполковник при смерти и, что только счастливая случайность и кратковременность отделяют подполковника от “бесплатных воинских почестей”. Подполковник был тертым калачом и быстро накатал “ябеду” – Обращение гражданина – Информационный запрос начальнику госпиталя о коррупции в вверенном ему Госпитале с просьбой сообщить о последних достижениях медицинского диагностирования пациентов путем “наложения рук на телефон”. Медицинский генерал имел свою “Машу” и до штабных “маш” ему дело не было, а вот модная коррупционная фишка его заботила больше. Так как шума в “финансовой медицинской стиральной машине”, которая называется Госпиталь и пристального внимания к нему не хотелось. Еще была свежа в памяти история, когда в одной из башен старинного крепостного комплекса Госпиталя размещалась подпольная Интернет-студия замаскированная под медицинский склад параолимпийцев. Правоохранительные органы долго не могли ее вычислить, потому как за такую зарплату как у них, программисты охотнее идут в кибер-преступники, чем в кибер-полицейские. Но так как в нашем демократическом государстве все правоохранительные органы обслуживают финансово-политические олигархические группировки, то пока мы ждали Путина с его “зелеными человечками”, по наводке украинских “правоохренителей” бравые ребята спортивного телосложения вломились ночью на “секретную” территорию военного объекта и похитили сейф с записями не только “Шведского дастиш-фантастиш формата”, но и очень даже легко узнаваемого отечественного звездно-депутатского актерского состава. Поэтому в пиар-целях кино не решилось пускать в ход ни одна из сторон конфликта так, как это могло потопить карьеру всех и прошедшие Майданы показались бы жалкими репетициями всего того, что благодарные телезрители могли сделать с актерами путем принудительного навязывания последним их “европейских ценностей”. Там и сейчас сохранилась аппаратная с большим аквариумным стеклом внутрь актерского зала, которую впопыхах забыли разобрать. Напуганное госпитальное начальство дало команду срочно ободрать все антенны, провода, Интернет-кабеля, камеры, студийную звукоизоляцию. И к вечеру следующего дня, несмотря на просочившуюся в прессу шумиху, в башню заехала юридическая служба госпиталя, для того чтобы всех, не в меру интересующихся, запугивать разными законами о военной тайне. Тайна, я Вам замечу, на уровне тех, что я сообщал пытливым читателям выше. Так, что даже когда автора выгоняли на пенсию, все психиатрические светила Госпиталя признали кандидата в пенсионеры не только вменяемым, но и не склонным к мечтательству! И так, осторожный медицинский генерал быстро перезвонил еще недалеко отошедшему от Госпиталя подполковнику и сообщил, что уже есть сведения о неожиданно наступивших изменениях в состоянии здоровья подполковника и уточнил: когда будет удобно уважаемому подполковнику уже завтра прийти на расширенный консилиум всех медицинских специалистов Госпиталя, где он будет излечен простым библейским наложением рук специалистов. Стороны обговорили удобное для них время и пожелали скорейшего выздоровления друг другу… Утром следующего дня сияющий подполковник с двумя адвокатами поднимался по лестнице госпитальной поликлиники на консилиум. Мимо него уже тянули на комиссию упирающегося эндокринолога, который кричал: “Мы же Вас вылечили, а Вы на нас пасквили пишите. На меня уже расследование заготовлено и вместо Вас теперь в целях безопасности уволят меня!” Что Вам сказать, дорогой читатель, именно так осуществляются “паркетные” шахматные партии. И нельзя сказать, что подполковник даром провел время в Центральном аппарате. Когда секретарь Медицинской комиссии вызвал из коридора подполковника в кабинет консилиума, подполковник в сопровождении двух адвокатов и диктофона переступил порог и бодро сообщил оторопевшим эскулапам, что все что они скажут здесь может быть использовано против них, ведется полная фиксация псевдомедицинских исследований, что если у подполковника найдется редкая болезнь названая в честь присутствующих здесь ее первооткрывателей, она будет перекомиссована в гражданских медицинских учреждениях и в случае ее не подтверждения на предмет увольнения эту же комиссию пройдет не только эндокринолог, но и все остальные “активные” специалисты. А в случае “подтверждения” нашедшие ее через суд заплатят материальную компенсацию за весь курс ее лечения и моральную компенсацию подполковнику, что в связи со стрессом от коррупции в Госпитале у него катастрофически упало здоровье и начали наперебой находиться разные болезни. Пришлось посылать за Госпитальным юристом. Тот с удовольствием досматривал в бывшей теле-башне последние недокраденные фильмы с участием своих начальников и несмотря, что был сильно пьющим, слыл человеком порядочным и рассудительным. В критических кульминационных моментах фильма юрист, потягивая с похмелья пиво, искренне болел за начальство, пытаясь иногда угадать повороты сюжета и присвистывал в случаях демонстраций откровенно экстримных Камасутр. Юристу не хотелось быть уволенным вперед эндокринолога и он под разными предлогами ссылался то на занятость, то на суды, то на “сейчас-сейчас” в надежде, что все и так рассосется или в конце концов обойдутся без него. Ситуация не рассасывалась и юрист понял, что ему придется самому отсосать из горькой украинской чаши правосудия. Его притащили на консилиум тоже. Он поведал, что по закону “Об адвокатуре” любой украинский сумасшедший подполковник может притягивать неограниченного количество адвокатов в любой государственный орган, где рассматривается его вопрос, тем более об его досрочном скоропостижном увольнении. На том и порешили. Эскулапы стали осторожно шушукаться между собой. Выбрали главного и тот обратился к подполковнику: “Каковы Ваши требования? И как им спасти своего увольняемого коллегу?”, которого им в отличии от подполковника, было искренно по-человечески жаль. Подполковник ответил, что не прочь бы выздороветь, а подполковнику выдать письменную бумагу, что эпикриз эндокринолога с учетом анализов десятилетней давности был промежуточный, а окончательный диагноз: “Очень даже здоров, вменяемый, желающий и годный служить дальше, изводя еще ни одного генерала”. А в качестве моральной компенсации за излишнее перебдение на службе назначит подполковнику углубленное месячное медицинское обследование путем домашнего стационара с ленивыми несильно периодическими сдачами немногочисленных анализов не в слишком объёмную посуду. На том и порешили. Но история на этом не закончилась, а только начиналась. Из “паркетного” опыта подполковник знал, что расслабляться рано и еще возможны любые неожиданности во время “отдыха” в госпитале. Система просто так никогда не сдается! И поставленная кем-то “галочка” как неисполненное мероприятие будет закрыта. Так и случилось: Проходя по коридорам Центрального аппарата один из “заказчиков” кинулся к подполковнику и с напускным сочувствием кинулся жалеть последнего, что у него что-то там нашли и как жалко, что его такого хорошего специалиста увольняют (скорей бы). Подполковник насторожился. Проходя рентген обследования, в кабинет начальнику отделения позвонили. Начальник отделения был стар не только по медицинским показателям, но и как Сократ был диссидентом и супер-стар звездой философом. Он обладал не только экстрасенсорными способностями, но и экстра-“паркетными”. Поэтому он поднял трубку старинного сталинского черного эбонитного телефона на столе и направил в сторону подполковника. Властный голос похожий на начальника Госпиталя предупредил в трубку, что сейчас придет неадекватный подполковник и просьба в лабиринтах его скелета найти что-нибудь заросше-проросшее или лишнее. Рентгенолог положил трубку и произнес: “Я не знаю, что Вы совершили, но питаю к Вам неподдельное уважение и предлагаю Вам самому себе написать описание к рентген-снимкам, а я распишусь и поставлю печать.” Подполковник было запротестовал, мол никогда не описывал медицинские рентгеновские снимки, но спорить было бесполезно. С горем по полам, разбираясь в медицинских крючках и глубинах подполковник описал свое здоровье на понятном медикам языке. Следующим испытанием было УЗИ. В карточке было подозрительно написано в направлении: “УЗИ ВСЕГО!”. Подполковника натерли с ног до головы мармеладным желе и принялись искать в нем недостатки или избытки чего-нибудь. Как ни старались, кроме мелкого песка в почках ничего придумать не смогли. На том и разошлись. Настала очередь сдачи немногочисленных малообъёмных анализов. Гражданские тетки из лаборатории были настоящими безсребниками специалистами-энтузиастами в своей области. Никто из них никогда не был госпитальной “Машей” и их было тяжело подвигнуть на что-то “паркетно-подло-романтическо-заговорческое”. Люди каждый день не только изучали, но и вдыхали человеческие экскременты, пытаясь разобраться, что в человеке человеческое, а что нет. Встречаясь по службе с разными начальниками, они могли на глаз диагностировать не только состояние экскрементов начальника, но и их объём в каждом начальнике. Поэтому все они, протестуя против Системы могли смогли предложить подполковнику – это долго “терять”, “перепутывать” анализы, выписывать их будущими еще не наступившими датами обесценивая их подлинность. Наконец, госпитальному начальству это надоело и подполковника привели прямо в лабораторию для показательной сдачи анализов. Дорогой читатель, Вы пробовали когда-нибудь справлять нужду днем публично на рыночной площади? Нет? Да, Вы просто не служили в Украинской Армии. Место, где Вас так унизят, что после того как Вас заставят покупать звание майора или подполковника, медаль или должность, отпуск или загранкомандировку или очередь на квартиру, или ротацию куда-нибудь, захохочут Вам в глаза при Вашем напоминании о какой-то там Конституции или правах, – справить нужду в какой-то лаборатории полной молодых лаборанток, которые сбежались посмотреть на легендарного “Героя нашего времени”, поставившего на уши не только Госпиталь, но и весь Генеральный штаб из-за нелюбимой? женщины. Да любой концерт Океана Эльзы, Майкла Джексона, Мадонны и Евро-чемпионата по футболу просто фуфло против возможности раз в жизни лицезреть такого “Аполлона”. Под горячие и бурные аплодисменты, непрекращающиеся перешёптывания и вздохи подполковник по капле выдавил из себя раба… Экспресс исследование, проведенное в лаборатории тут же при начальстве, подтвердило не только моральное превосходство подполковника. Из лаборатории подполковник выходил как рок-звезда с полными руками цветов и шоколадок. Впереди его ждала богатая на выдумки и приключения продолжающаяся Военная карьера.

ID: 745029
Рубрика: Проза
дата надходження: 07.08.2017 01:57:34
© дата внесення змiн: 15.10.2017 20:13:39
автор: Дмитрий Дробин

Мені подобається 1 голоса(ів)

Вкажіть причину вашої скарги



Попередній твір    Наступний твір
 Перейти на сторінку автора
 Редагувати  Видалити    Роздрукувати


 

В Обране додали:
Прочитаний усіма відвідувачами (269)
В тому числі авторами сайту (7) показати авторів
Середня оцінка поета: 0 Середня оцінка читача: 0
Додавати коментарі можуть тільки зареєстровані користувачі.

ДО ВУС синоніми
Синонім до слова:  ревнувати
Ксенія О: - Кохати через край
Синонім до слова:  ревнувати
Genyk: - Очманілювати
Знайти несловникові синоніми до слова:  ревнувати
Юхниця Євген: -
Синонім до слова:  дерево
Genyk: - ПТАХОДІМ
Знайти несловникові синоніми до слова:  дерево
Юхниця Євген: -
Синонім до слова:  Звичка
Юхниця Євген: - Супер!!! Дуже цікаві у всіх слова!́
Синонім до слова:  звук
Genyk: - Тишорух
Синонім до слова:  зайнятість
Genyk: - Часоповинність
Синонім до слова:  звук
Master-capt: - Тон. Нота. Грім. Відлуння.
Знайти несловникові синоніми до слова:  пульт телевізора
liliylo: -
Синонім до слова:  зайнятість
Svitlana_Belyakova: - убивця часу
Знайти несловникові синоніми до слова:  зайнятість
Юхниця Євген: -
Знайти несловникові синоніми до слова:  звук
Юхниця Євген: -
Синонім до слова:  Звичка
Cвітлана: - ритуал
Синонім до слова:  Звичка
геометрія: - надбання
Синонім до слова:  Хліб
anna zakohana: - пшонка :D
Синонім до слова:  Хліб
anna zakohana: - житник
Синонім до слова:  пристосуванець
Лісник: - слимак
Синонім до слова:  Хліб
Юхниця Євген: - Запечена пшеничка
Синонім до слова:  Звичка
Анна Клименко: - марутня
Синонім до слова:  Хліб
Анна Клименко: - сонцекруг
Синонім до слова:  Звичка
СУЛ: - практика, манери, стиль...
Синонім до слова:  Звичка
Ольга Ратинська: - Приліпучка
Синонім до слова:  Звичка
Оксана Батицька: - Пристрасть(має звичку)
Синонім до слова:  Звичка
Оксана Батицька: - Навичка
Синонім до слова:  Довкілля
Василь Стасюк: - Виднокрай
Синонім до слова:  Звичка
Genyk: - Заїздуля
Знайти несловникові синоніми до слова:  Звичка
Юхниця Євген: -
Синонім до слова:  пульт телевізора
Вячеслав Рындин: - клондайк микробов
Синонім до слова:  пристосуванець
Володимир Осінній: - Верхнього бранець
Синонім до слова:  пристосуванець
dashavsky: - Нахлібник. Ж...лиз.
Синонім до слова:  пристосуванець
Катерина Собова: - :12: Присмоктувач
Синонім до слова:  пристосуванець
Genyk: - Водяний
Синонім до слова:  пристосуванець
Orfey: - Человекохамелеонец
Нові твори